«Счастливая ты, Женька! – вздыхали подруги, полные женской зависти. – Твой Валера – не муж, а ангел небесный. Мой-то...» И далее следовал печальный рассказ о мужчине, который не в силах сам пожарить себе яичницу, не знает, как пришить пуговицу и шарахается от собственных детей. Валерий же был идеальным отцом, просто образцом из Палаты мер и весов.

Как только старшего Сашку привезли из роддома, он заботился о нем не меньше, чем родная мать – бросался к нему при малейшем писке, не брезговал менять памперсы, исправно укачивал по ночам. И когда Саша подрос, Валерий без проблем отводил сына в детский сад (Женя уходила на работу ни свет ни заря), кормил спозаранку завтраком, играл с ним по вечерам и не уставал отвечать на бесконечные детские вопросы.

И вообще он был идеальным мужем, который не только помогал жене в ведении домашнего хозяйства, но и никогда не попрекал Женю деньгами, не считал, что она проводит слишком много времени с подругами и не ревновал ее к каждому фонарному столбу. Правда, он был нелюдимом-молчуном, не любившим пускаться в откровения, но Женя считала, что так даже лучше.

«Слишком он у тебя примерный, – говорила многоопытная Женина мама, почему-то не доверявшая зятю с самого начала. – Смотри, дочка, в тихом омуте черти водятся». Женька отмахивалась от маминых предупреждений и когда стало ясно, что у них будет второй ребенок, решила рожать не раздумывая.

Федя оказался полной противоположностью старшему брату, который почти не плакал и вообще был «подарочным» ребенком. Не выдержав постоянного младенческого плача, который не давал ему высыпаться и полноценно работать днем, Валерий переселился в детскую на диван.

И даже когда Федя подрос, Валерий не собирался возвращаться в супружескую спальню из своих «апартаментов». «Ты должна отдыхать», – говорил он жене. Женя помалкивала – она давно привыкла, что муж утратил былую пылкость чувств и исполнял свои супружеские обязанности от силы раз в месяц. Зато он продолжал оставаться идеальным отцом, одним из сотни тысяч.

Новость грянула как гром с ясного неба – тихий Валерий завел роман с молоденькой бездетной Людочкой и явно не считал себя виновным. «Ты - моя жена, а она - для отдыха», – повторял он. Но Женя не стала слушать его объяснений и подала на развод, даром что Валера внезапно превратился из смиренного ангела в настоящего монстра, пугая, что жена останется классическим «неликвидом» с двумя детьми на руках. Вдобавок все эти годы она работала «для души», а он «вкалывал как раб», обеспечивая потребности растущей семьи, жившей на его денежки как у Христа за пазухой.

– Давай подумаем, – предложил он в один из редких моментов просветления, видя, что жена непреклонна. – Если ты оставишь себе детей, вам втроем не прожить на твою зарплату и мои алименты. Лучше сделаем так – я беру себе Сашу. Он ведь уже не младенец – второй класс, сам готовит завтрак и собирается в школу, настоящий мужчина растет. А ты останешься с Федей – он маленький и ему нужна мама. Никаких алиментов, денежки останутся при нас! Да, кстати, я женюсь на Людочке – у ребенка должна быть полная семья. И нашу квартиру мы разменяем на «однушку» для тебя с Федором и «двушку» для нас. Нас трое, нам жилплощадь нужнее!

Онемев от таких откровений, Женя на несколько минут лишилась дара речи. А потом объявила: «Нетушки» и указала Валерию на дверь. Суд без споров принял решение оставить обеих мальчиков матери. 

Валерий так и не женился – видимо, прелестная Людочка влюбилась не в него, а в его квартиру. Теперь он периодически ходит на «свидания» с сыновьями, платит Женьке и детям назначенные судом солидные алименты и в разговорах с приятелями сетует на меркантильность современных женщин. «Что ей недоставало?» – изумляется он, вспоминая о жене, которая оказалась не способной оценить «идеального мужчину».

Действительно, и чего недоставало Жене?))

 Источник