Степан вошел в магазин и прошел по привычному маршруту. Сложил в корзинку бутылку белой, потом прошел к отделу с салатами и попросил двести грамм винегрета и упаковку моркови по-корейски. Хлеб дома еще оставался, поэтому можно было считать, что ужин будет удачным.

- Степка, это ты? – к Степану обратилась молодая женщина, и он не сразу узнал в ней свою бывшую одноклассницу.

- Я это. Привет, Лена.

Лена Михайленко смотрела на Степана с нескрываемым удивлением. Еще бы, совсем недавно он был красавцем, с мышцами и прессом, за ним гонялись десятки девчонок со всей школы, а теперь перед Ленкой стоял алкоголик с пропитым лицом, покрытым морщинами и сосудистой сеткой, присущей людям с вредной зависимостью. В такого вот антигероя превратился Степан за каких-то два месяца. Повод для этого у него был уважительный.

- Боже мой, я тебя и не узнала бы, если бы не твоя родинка на подбородке, - Лена была явно ошарашена увиденным, - что с тобой стало, Степа? Ты ведь был совсем другим.

Степан не хотела оправдываться и объяснять бывшей однокласснице, по какой причине он изменился и стал «не таким». Слишком много боли доставляли ему воспоминания, поэтому Степан гнал их подальше, стараясь лишний раз не теребить в голове.

- Просто жизнь так сложилась… Как у тебя дела?

Степан смотрел на свежую и красивую Ленку Михайленко, которая когда-то была в него влюблена и даже передавала через его соседку по парте любовные признания. Было дело такое, но вот Степану нравилась другая девчонка, да и он сам ни от кого этого факта не скрывал.

- У меня все хорошо, - радостно ответила Лена, - вышла замуж, родила дочку. Кстати, а почему тебя не было на последней встрече выпускников? Месяц назад же всем сообщение сама лично отправляла, и тебе тоже. Там столько наших было! И Катерины твоей не было.

Степан стиснул зубы, не в силах терпеть эту муку. Ну как сказать Ленке о том, что Кати больше нет? Пока Степан не говорит этого вслух, вроде как, этого еще и не случилось. Ленка думает о том, что его жена жива, и он сам может также думать. Но ведь правда была совсем другой, но озвучивать ее Степан не хотел.

- Не получилось у нас, - уклончиво ответил Степан. Ему уже хотелось уйти из магазина, не видеть светящегося лица Ленки, не слышать ее голоса и вопросов о прошлом. Хотелось спрятаться дома, напиться до посинения, потом уснуть, а во сне увидеть Катю. И Катю, и их общего ребенка, которого Степан так и не подержал на руках.

Когда он вернулся домой, именно так и поступил. С порога откупорил бутылку, отпил из горла, почувствовав приятное расслабление, после этого прошел на кухню и, сев за стол, обхватил голову руками и задумался.

Встреча с бывшей одноклассницей перетасовала все карты, теперь не думать о Кате Степан просто не мог. Он помнил ее заливистый смех, ее голубые глаза, обрамленные густыми ресницами, он отчетливо помнил ее запах, всегда одинаковый и такой манящий. Степан помнил все, как и тот день, когда врач вышел к нему и сообщил о том, что его жены больше нет в живых.

Может быть, было бы легче пережить потерю, если бы не вина Степана. Это он сам был виноват в случившемся, своей вины не отрицал, был готов понести любое наказание за свой поступок. Он уже давно понял и принял тот факт, что прошлого не изменить, не повернуть назад и не будет больше шанса в его жизни на встречу с любимой женщиной.

С Катей Степан познакомился в школе. Сначала она училась в параллельном классе, а потом перешла в класс, где учился сам Степан. Она была скромной, ничем не выдающейся, хотя учителя ее хвалили. Внешность у Кати тоже была простецкой, но что-то нестерпимо сильно манило Степана к этой девушке, заставляя не сводить с неё взгляда.

Её родители не были в восторге от Степана, он казался им неподходящей кандидатурой для их дочери. Проблема в том, что молодой человек не был плохим или имел плохую репутацию, основная проблема заключалась в том, что родителям Кати казалось, что парень был слишком хорош для нее.

- Такие, как твой Степа, никогда не влюбляются в таких, как ты, по-настоящему, - так говорила Кате ее мать, а сама Катя передавала ее слова Степану.

- Что за глупости? – спрашивал он в ответ. – Я самый обычный, ничем не отличаюсь от того же Леньки Пономаренко, от которого твоя мама в бешеном восторге.

- Моя мама запрещает нам видеться, - с грустью в голосе говорила Катя, а этого Степан уже терпеть не хотел.

- Тамара Павловна, почему вы не разрешаете Кате со мной дружить? – Степану хватило смелости обратиться к матери девушки с вопросом, мучавшим его больше всего. Та лишь развела руками:

- Такой тип ребят, как ты, мне отлично известен. Поматросишь и бросишь, а мне потом что делать с убитой горем дочерью?

- Не будет такого, - ответил он, но, казалось бы, своими словами мать Кати не убедил.

Будущая теща уже тогда очень скептически относилась к Степану, и мужа своего она настроила точно также. Как бы хорошо Егор Валерьевич в самом начале знакомства со Степаном к нему ни относился, потом это отношение переменилось в худшую сторону.

Но Катя была влюблена, поэтому сразу после школы согласилась выйти за своего любимого Степана замуж. Свадьба была пышной, даже для их небольшого городка она оказалась яркой и необычной: и голубей выпускали в небо, и на воздушном шаре катались, и даже фейерверк был. Все оплачивали родители Степана, приехавшие из Москвы. Сам Степан все время прожил с бабушкой, пока его родители делали в столице карьеру. Они звали молодых потом в большой город, но Катя хотела остаться рядом с родителями, а Степан не мог ей отказать.

Жили в отдельной квартирке, которую снимал Степан. Он не согласился, чтобы его родители делали им подарок в виде однушки в городе, хотя они с легкостью могли позволить себе эту необременительную покупку. Степан устроился на работу на местную мебельную фабрику, а Катя пошла работать в кафе поваром. Началась обычная жизнь, счастливая для обоих, в союз которых мало кто верил.

- Я жду ребенка! – эти слова Катя произнесла спустя два месяца после свадьбы, а Степан был вне себя от счастья. Кружил любимую жену на руках, целовал ее, гладил живот.

- Не рановато ли вы решили потомством обзавестись? – снова с некоторым недоверием в голосе спросила Тамара Павловна. Она так и не поверила до конца в то, что ее дочь может быть счастлива рядом со Степаном на долговременной основе.

- Не рановато, мама, все вовремя, - ответила Катя коротко и однозначно.

Родители Степана уговорили сына приобрести для их маленькой семьи машину, и от этого подарка мужчина отказываться не стал.

- Скоро лялька будет, - рассуждал Степан, - надо будет то в поликлинику ездить, то за город гулять, то в соседний город в гипермаркет, давай примем подарок.

Он всегда советовался с любимой, а она, как правило, соглашалась, если ему это было необходимо, или отказывалась, если Степан этого хотел. Они слишком хорошо чувствовали друг друга, чтобы иметь разногласия по пустякам.

На пятом месяце выяснилось, что у Кати будет девочка, и снова Степан был на седьмом небе от счастья.

- Обычно парни сыновей хотят, а тут такая радость, - буркнула Тамара Павловна, но уже видела Степана другим взглядом. Не был он белоручкой, ее дочку не обижал, а делал все для того, чтобы Катюша была счастлива.

Все изменилось в один день. Тогда Степан с Катей поехали в соседний город в гипермаркет. Рожать Катерине предстояло через полтора месяца, надо было купить кроватку и коляску, и в тот выходной они этот план выполнили. Возвращались из города счастливыми, довольными и полными предвкушений родительства. И тут яркий свет фар, удар, кувырок машины, а дальше Степан ничего не помнил.

Он очнулся в больнице, и первым вопросом его был вопрос про жену:

- Где Катя?

- В реанимации.

Через несколько дней, когда он уже смог вставать и как улитка передвигаться по палате, Степан опять поймал врача, а тот сообщил о том, что Кати больше нет.

- Быть такого не может, она жива, - только и смог сказать Степан.

Он не верил до конца в случившееся. Не помнил, как сам выехал на встречную полосу, как столкнулся с грузовиком, что машина была всмятку. Когда он смотрел фотографии следователя, было ясно, что шансов выжить у его жены не было совсем.

Убитый горем Степан был теперь еще и обвиняемым в смерти жены, но своей вины он и не отрицал. Тамара Павловна на похороны дочери его не пустила, она билась в истерике и слала проклятия в адрес зятя. Тогда Степан не нашел никакого больше выхода, кроме как начать пить. Пил и спал, а во сне приходила Катя и говорила с ним. Это была единственная отдушина для убитого горем мужчины.

Она приснилась снова в тот день, когда Степан встретил в магазине Ленку.

- Наша малышка жива, - сказала Катя, - ты ни разу не спросил. А я тебе не говорила. Она у моей мамы.

Степан проснулся в холодном поту. Долго сидел на постели, ловил ртом воздух. Потом подскочил, принял душ, побрился и отправился к Тамаре Павловне. За два месяца он ни разу не задал вопроса про дочь, потому что боялся услышать ответ. А тут ответ сам пришел к нему во сне.

Дверь открыла теща, и не успела она ничего сказать, как Степан услышал детский плач. Отодвинул тещу в сторону, прошел в комнату, приблизился к кроватке. Это была другая кроватка, не та, которую с такой любовью выбирала Катя. Та кроватка была в щепки изломана в результате ДТП. На Степана смотрела его дочь. Она не знала о том, что за человек склонился над ней, но она была так похожа на Катю, что Степан не сдержался и разрыдался. Опустился на пол рядом с кроваткой, закрыл голову руками и рыдал навзрыд.

Рядом присела Тамара Павловна, обняла зятя за плечи.

- Хватит, уже ничего не изменить, - сказала она.

- Она мне снилась сегодня, - сказал Степан, - Это же она мне про доченьку сказала… Я так виноват…

- Вину свою закроешь перед законом. А дочь твоя так и останется твоей дочерью. Держись, нам всем тяжело.

Степан кивнул и вытер слезы. Потом посмотрел на тещу, в глазах которой не было ни ненависти, ни злости. Просто сочувствие и желание помочь.