Поехала я как-то пару лет назад в Курскую область, проведать свою двоюродную сестру Машу, мать Раису Викторовну и ее дочь Дашу. 

Еще до ухода на пенсию Раиса Викторовна начала болеть. Врачи в области три раза ставили ей разный диагноз. Толку от лечения не было: Раисе Викторовне становилось все хуже и хуже, пока в один день она не умерла. В то трагическое утро Найда - так звали собаку, любимицу Раисы Викторовны, разбудила Дашу жалобным воем. Животное не отходило от кровати своей хозяйки, постоянно металось по комнате, жалобно скулила и огрызалось на всех входящих в комнату, даже на Дашу. Когда пришел врач и констатировал смерть, собака за халат начала его тянуть и не выпускала из квартиры, ее закрыли в комнате, чтобы не мешала. 

Когда к похоронам стали готовиться, собака металась из угла в угол, выпустили ее, думали, с хозяйкой попрощаться хочет. Но Найда накинулась на тело матери и начала его трепать, тогда нервы у Маши не выдержали, и она ее отвела во флигель, который был рядом с домом. Там многие имели подобные строения. 

Похоронили Раису Викторовну совсем недалеко, в её родном селе. Дочь с подругой приезжали на кладбище 2 дня подряд. Когда приехала на третий день, то увидели на могильном холме неширокую, глубиной по локоть ямку, совсем свежую. Недалеко сидела собака. Девушка сразу все поняли и почти одновременно вскрикнули: «Вот кто копал!» Удивившись и посудачив, подруги засыпали яму. Собака, с ними ни в какую не собиралась уходить, и они решили уехать без неё. 

На следующий день Даша пожалев голодную собаченку, решила снова поехать на кладбище. Компанию ей составила моя сестра Маша, ей тоже стало жалко собаку, когда она услышала от Маши историю про то, что собака на кладбище, голодает и пытается выкопать свою хозяйку. Они просто были в шоке, когда увидели на могильном холме довольно-таки большую яму. Измученная голодная Найда лежала рядом, и видно было, что она сильно тоскует по хозяйке, что готова уйти вслед за ней. Когда Маша решила ее обнять, она не вырывалась, а спокойно дала себя погладить и надеть поводок, лишь изредка жалобно скулила. 

У Маши теперь не выходила эта ситуация с собакой из головы. И вот оно всё логически начала анализировать: а вдруг маму похоронили живой, и собака это чувствовала неведомым образом? И дочь приняла решение и эксгумировать тело матери. В этом сразу же ей отказали, так как смерть была естественной, но заплатив кому нужно, она разрешение всё-таки получила. Наняв местных мужиков девушки отправились на кладбище. 

Когда гроб начали поднимать, сердце Маши будто выпрыгивало из неё, билось с такой силой, что ей пришлось выпить успокоительного, которое она ещё приобрела перед похоронами. Когда вскрыли гроб, то все в ужасе увидели, что предчувствовала Маша. Раиса Викторовна лежала на животе и руки были все избиты, видимо она долго пыталась поднять крышку гроба.

Ужаснее всего для Маши была та мысль, что, когда она с подругой приезжала к маме на кладбище, та была ещё жива и, скорее всего, жива она была 2 дня, потому что на третий день собака беспрепятственно разрешила себя забрать, а до этого ни в какую. Маша не слышала мать, а Найда почувствовала и пыталась раскопать женщину. 

Вот если бы собаки умели говорить, то можно было бы спасти бедную женщину. Врача, который диагностировал смерть, тут же уволили. До суда дело не дошло, всё быстренько замяли.

Источник