Переполненная электричка издала свой прощальный гудок и тронулась от полупустого перрона. Пассажиры быстро разбежались под моросящим осенним дождём. 

Осталась стоять лишь одна женщина. В свои 65 стройная, с остатками былой красоты женщина не спешила раскрывать зонт. 

Для себя она решила, что больше не будет торопиться. Она подставила под холодные капли бледное лицо, гордо выпрямилась и зашагала к выходу. 

Легко спускаясь по ступенькам, ведшим к дороге в село, она сорвала ветку рябины с россыпью алых ягод и заспешила к автобусу. Настроение Антонины Сергеевны было сродни тоскливой безнадёжности дождливого осеннего дня. 

Она ехала умирать. Нет, не сейчас, не сегодня или завтра. Но женщина точно знала, что недавно купленный ей дом станет её последним пристанищем. Непоправимое случится очень очень скоро. 

Утомлённая бесконечным лежанием в больнице она сама попросила детей продать её квартиру и купить домик в глуши. Начавшие было спорить с ней сын и дочь столкнулись с полной отрешенностью и отступились.

Им стало совершенно ясно, что мать смирилась с происходящим. Она сама решила как ей провести остаток жизни и имеет на то право. 

Занимавшийся вопросами недвижимости сын, Сергей, удачно продал большую мамину трёшку в центре города и купил симпатичный маленький домик с небольшим палисадником, достаточно далеко от города.

Новое жилище вполне устроило Антонину Сергеевну. После генеральной уборки дети привезли отобранные вещи, получили каждый по доле от продажи квартиры и отбыли, обещав навещать. 

Сегодня она ездила получать документы на собственность, перевела пенсию, задержалась у нотариуса, составляя завещание. 

Несмотря на трагизм положения, женщина не испытывала отчаяние. В её душе поселилась светлая печаль.

— Зато доживу свой век на природе, как и мечтала. Хорошо хоть время ещё осталось. Спасибо, Господи.

В залитое дождем окно автобуса женщина увидела две приметные берёзки и попросила остановить.

Через несколько минут она уже открывала калитку своего нового дома. Зажатая большими кирпичными особняками кирпичная постройка казалась совсем маленькой. Этакий кукольный домик с кукольным палисадником, пятью розовыми кустами, яблоней и грушей. 

Внутри, в единственной комнате имелся настоящий камин. Кухонька умещалась на выходившей во двор веранде, она же и столовая.

Сбросив в прихожей туфли, Антонина босиком вошла в комнату, опустилась в кресло и задумалась.

— Вот из города сбежала, а делать то что здесь буду? — задала себе вопрос и посмотрела в окно — А просто жить, рисовать начну и цветы выращивать — огляделась вокруг и усмехнулась — Если только на подоконнике. 

В комнате становилось зябко и женщина прошла к печи, попыталась всунуть полено, однако оно всё никак не хотело входить. Затопленная накануне её сыном печь внутри была абсолютно пуста. 

Антонина Сергеевна отчётливо помнила как лично убирала золу. Женщина потеребила подбородок и наклонилась к печному отверстию. Дальнейшее произошло молниеносно. 

В щеку женщины вцепились острые когтистые лапы. От неожиданности и боли она завалилась набок и пронзительно закричала. Из камина вылез грязный серо-пушистый кот и, разбросав остатки золы, заметался по комнате.

Оставляя грязные следы, кот промчался по нежно-розовым занавескам, покачался на карнизе и рухнул вместе с ним. Ошарашенная Антонина Сергеевна дотянулась до ближайшего полена, подняла его над головой и что есть силы заорала.

— Брысь!!!

Зверь, прижав уши, вылетел в окно. Женщина с минуты посидела на полу и стала медленно подниматься. Чувствуя приближение приступа, она еле добрела до кухни и выпила лекарство. 

Дождавшись пока оно подействует, подошла к открытому окну. Особенно не надеясь кого-либо увидеть, она окинула взглядом палисадник.

Под мокрым розовым кустом такой же мокрый, спиной к ней сидел огромный толстый кот непонятного рыже-серого окраса. Антонина Сергеевна оглядела разгромленную комнату, потёрла поцарапанную щеку и нахмурилась.

— Похоже бывшие хозяева съехали не все.

Присела к столу и подперла щеку рукой. 

— Нет, никаких животных в доме — сама себя убеждала она — От них шерсть, запах и вот это вот всё.

Она с болью смотрела на повисший на одном гвозде карниз. Поставила греться чайник и опять взглянула в окно.

Поза уже совсем промокшего кота стала ещё более трагичной. Бедного кота оставили как ненужную вещь. 

Женщина одела резиновые сапоги и вышла на крыльцо.

— Эй, толстый!

Сердитый кот встал и, еле передвигая лапы, поплёлся к калитке. Он шёл так медленно, будто сам тащил себя за шиворот. Антонине не составило труда обогнать его и встать на пути.

— Ладно, оставайся, но запомни, я хозяйка, и больше никаких погромов.

Зверь сверкнул на неё нехорошим огнём огромных оранжевых глаз, повернулся и весело потрусил к открытой двери.

— Ах ты, Прохвост! 

Антонина поняла что её купили на жалость и, что за роль хозяйки придётся побороться.

В полдень женщину разбудил звук разбитого стекла и падающего железа. Выскочив на кухню она остолбенела. На полу были осколки любимой чашки, а рядом перекатывался сбоку набок чайник. Вода холодной лужицы подкрадывалась к её босым ногам.

— Ах ты — женщина схватила полотенце и замахнулась на животное.

Кот бросил ей под ноги пойманную мышь и в привычном прыжке вылетел в окно. Антонина открыла холодильник и оглядела пустые полки. 

— Ладно, убедил. Есть действительно нужно. Сейчас схожу в магазин.

Поспешив к калитке она скосила глаза и увидела сидящего под розовым кустом нахала.

— Я тебе — начала было женщина, но осеклась, увидев его ехидные глаза.

Спустя пол часа она усердно распихивала по пакетам недельный запас еды. Ненадолго задумавшись попросила ещё бутылку молока.

Уже подходя к двери она услышала за спиной вежливый голос.

— Здравствуйте, соседка.

Женщина оглянулась и уставилась в лицо высокому темноволосого мужчине средних лет.

— Меня зовут Михаил. Мой участок примыкает к вашему. Разрешите полюбопытствовать, надолго ли к нам?

— Не знаю — Антонине Сергеевне почему-то сразу не понравился собеседник.

— Может уступите мне ваш домик, я дам неплохую цену — оживился тот.

— Нет — женщина поджала губы — Я здесь до конца, а там решайте с моими детьми.

— Ну-ну — мужчина скривил рот — Тогда доброго вам здоровья.

Антонине Сергеевне до глубины души не понравилась его безобразная ухмылка. 

К вечеру, обдумывая весь этот неприятный разговор с соседом, женщине стало совсем нехорошо. Она приняла лекарство и немного подумав достала любимого Достоевского, и погрузилась в чтение. 

Отдавший должное свиным сосискам и тёплому молоку кот громко урчало в кресле. Антонина с улыбкой видела эту умиленную картинку, закрыла уставшие глаза и выключила свет.

Далеко за полночь ей стал сниться кошмар. Преследуемая человеком в черном она из последних сил бежала по тёмному переулку. Сердце в неуправляемом ритме билось где-то в горле. В груди разливалась острая боль. До освещенной улице оставался только шаг. 

В глаза уже бил яркий свет фонарей когда незнакомец схватила её, навалился и начал душить. Ужас холодным кольцом сковал горло. Женщина с трудом разлепила глаза и встретилась с янтарным взглядом кота.

Устроивший у неё на груди, он исполнял замысловатый танец будто точа ногти о ночную сорочку.

— Толстый уйди, тяжело — сдавленным шепотом произнесла Антонина, но вдруг почувствовала что боль стихает, сердце стало биться ровнее, удушье отступило. 

Ощущая необыкновенную лёгкость, она закрыла глаза и провалилась в сон. Проснувшись в полдень, пожилая женщина чувствовала себя почти здоровой. Несколько раз попыталась покормить Толстого, но кот спал не подавая признаков жизни. 

Только под вечер, когда она наслаждалась последним тёплым осенним вечером и сидела на крыльце, зверь вошёл и уткнулся пушистой головой ей в колени.

— Ты — мой ангел хранитель — женщина серьезно заглянула ему в глаза.

Кот потерся о сидящую хозяйку и побрел к холодильнику. 

Через три месяца кошачьей терапии, Антонина прекратила принимать лекарства. Приступы не повторялись. Себе она это объясняла чудом господним, искренне не понимая как обычный кот мог справиться с недугом, перед которым казалось были бессильны лучшие врачи страны.

Накануне ее приезжал навестить сын. Провожая его, Антонина попросила найти бывших хозяев дома. Может они просто потеряли кота при отъезде ведь тот любил частые отлучки из дома.

На посёлок опускались ранние декабрьские сумерки. Поцеловав Влада в щеку и перекрестив отъезжавшую машину, продрогшая женщина поспешила в дом.

— Вот же растяпа. Нужно было растопить камин раньше, совсем заболталась с сыном — произнесла она, кладя в топку полена. Немного почитав на ночь, женщина легко уснула. 

Ей снилось, что она спиной падает в глубокий колодец одновременно щурясь от падающего с высоты света. Вдруг свет закрыла огромное кошачья голова. 

Перед глазами возникла страшно оскаленная морда. Острые когти стали рвать прикрытую ночной сорочкой грудь. 

Разбуженная громким кошачьим воплем Антонина с трудом разлепила глаза и закашлялась. Комнату наполнял жёлтый едкий дым. Интуитивно закрыв рот и нос одеялом, она побрела в сторону двери, подгоняемая котом. 

Женщина открыла дверь на улицу и перевалилась через перила, стараясь отдышаться. Кот издал хрип. Женщина быстро добралась до калитки и обмякла.

Из небытия Антонину вывел сладкий добрый голос.

— Женщина, что с вами. Олег вызывай скорее скорую — над ней склонились молодые соседи.

Через три дня Антонину Сергеевну перевели из реанимации в отделение, и она попала в объятия детей. Дочь рыдала у неё на груди, а сын мерил шагами небольшую одноместную палату.

— Мам, возвращайся в город. Хочешь, будешь жить со мной или с Владом — у дочери Татьяны отчаянно дрожали губы — Что за блажь жить у черта на куличках?

Женщина обняла обоих и покачала головой.

— Мне здесь нравится. Это несчастный случай. С любым может случиться. 

Влад исподлобья уставился на мать.

— Я проведу тебе центральное отопление, обещай что не зажжёшь больше печь.

— Обещаю. А кто кормит кота? — женщина вопросительно переносила взгляд с сына на дочь, которые сидели потупив глаза.

Влад встал и стукнул в стену кулаком.

— Я похоронил его под розовым кустом. Мама, пожалуйста, не плачь — сын не сильно сжал её руку.

Антонина невидящим взглядом уставилась в окно. Чувства ошеломляющий утраты тяжелым бременем опустились на её плечи.

— Наверно нужно рассказать об этом его хозяевам. Ты их нашел? — слезящиеся светлые глаза уставились на сына.

Он кивнул.

— Ты не поверишь. У них никогда не было животных. У маленькой дочери страшная аллергия.

Антонина Сергеевна тихо заплакала, отвернувшись к стене.

— Как же так? Почему все так несправедливо? — безнадёжно всхлипывала она — Он точно был послан мне свыше.

— Мама не плачь. Будет у тебя кот — сын опустился перед ней на колени — У соседей окотилась Мурка, а в последнем месяце по их словам твой толстый очень часто к ним ходил.

Источник