Практика у Ивана началась совсем не так, как он себе это представлял.

Распределение забросило его в детское отделение, в которое попадали отказники и дети из детских домов.

Раньше Иван думал, что он точно готов к врачебной практике, так как был одним из лучших на своем курсе. Но к тому, с чем ему придется столкнуться здесь, психологически он готов не был.

Складывалось ощущение, что детский плач был здесь по всюду, казалось порой, что он просто доносится из стен и потолков. Это было очень тяжело.

Встретившая его медсестра, Мария Михайловна, поинтересовалась наличием халата у молодого человека и пригласила пройти в ординаторскую.

Внимательно посмотрев на Ивана, она поняла, что он еще совсем зеленый, поэтому попыталась его приободрить:

"Не переживай, все с чего-то начинали, поддержим и научим. Главное не пропускай через себя сильно. Работы не початый край, так что скорее одевай халат."

И она повела его по отделению, попутно посвящая в суть работы.

В отделении находились дети, от которых отказались родители, а также сироты из детдома. Само собой ни навещать ни посидеть с ними было не кому.

Зайдя в палату с малышами, среди которых были малыши от нескольких месяцев до 1-2 лет, Мария Михайловна принялась за работу.

Подхватив первого ребенка, она ловкими движениями раздела, помыла его под краном, пустила в ход присыпку и сменила подгузник. На все про все у нее ушло от силы минут пять.

Вопросительно посмотрев на молодого человека, женщина спросила, почему он еще не приступил к работе. Вроде ведь все показала.

Иван с опаской взял первого малыша. Вода была прохладная, ребенку было некомфортно и он кричал и вырывался. Пеленать быстро молодому специалисту никак не удавалось, но постепенно стало получаться все лучше.

Да, к такому в институте его не готовили. Ему хотелось бежать отсюда без оглядки, настолько тяжело было ему смотреть в глаза этих маленьких людей.

К полудню они дошли до четвертой палаты, в которой были более старшие дети.

В глаза сразу бросилась светловолосая девочка с голубыми глазами. Видимо потому, что в этой палате только она не плакала. Ей было года три. Она стояла в кроватке очень сильно держась ручками за спинку и смотрела как-то очень по-взрослому.

Ее лицо показалось каким-то знакомым. Иван подумал, что у него с Ритой могла быть похожая дочь, если бы они не расстались. Молодой человек прогонял глупые мысли и продолжил свою работу. Когда все дети в этой палате были вымыты и переодеты и осталась только девочка с голубыми глазами, медсестра сказала, что это Анечка и с ней она справится сама, потому что тут это самый проблемный ребенок.

В ординаторской пили чай, скоро начиналась вечерняя смена. Иван хотел отнести печенье девочке, которая так врезалась ему в память. Но, тут стали говорить о ней, и парень прислушался. Оказалось, что Анечку нашли на улице. Она была простужена и детский дом ее не взяли, отправили в больницу. Теперь ее вылечили и ждали, когда приедут забирать.

Девочка не выходила из головы Ивана, запала в душу. Почему так произошло, он не мог объяснить. Они понимали друг друга без слов. На четвертый день своей практики, практикант пеленал малыша и заметил, что Аня держит что-то в руках.

Парень подошел к ней и поинтересовался, что это такое.

И девочка ответила: "Это моя мама".

Это была маленькая фотография, с которой улыбалась красивая и молодая женщина. Девочка рассказала, что ее мама улетела на облака и теперь она живет с тетей.

"Тетя очень злая. Я не хочу домой,"- сказала малышка.

Девочка расплакалась, но, как только услышала шаги за дверью, спрятала карточку и замолчала. Пока в комнате была медсестра, Аня не проронила не слова.

После ее ухода, подошла к столику, где Иван пеленал очередного малыша и стала подавать ему чистые пеленки, а грязные складывала в мешок.

Мария Михайловна увидела такую картину, но прогонять Аню не стала. Во время обеда они вместе сидели на подоконнике, смотрели на снег и бегущую за окном жизнь.

Иван смотрел на маленького человека, который уже потерял родного человека, и переживал за нее. Он думал о том, что скоро практика закончится и сколько еще малышей у него впереди. Он сказал Марии Михайловне, что хотел бы проведать Аню через неделю. Медсестра не стала возражать, видела, что девочка с утра уж, видимо, чувствует.

В тот день Иван попрощался с малышкой, она молчала. Долго стоял за закрытой дверью, потом снова открыл ее и увидел глаза Ани. Она смотрела строго, по-взрослому, как бы говоря, что она все понимает, что все, кто тебе дорог, уходят.

Иван не приехал через неделю. Дела закрутили. Возможность появилась только через пару недель. Он приехал в больницу, хотя понимал, что за это время могло измениться все. Так и вышло. Мария Михайловна сообщила, что забрали Аню сразу, как он уехал. Не могла понять его переживаний.

Прошло пять лет. Врачом Иван не стал, хотя планы такие были. Стал работать в автосервисе у знакомого. Работу освоил быстро, коллектив нравился, работы было много.

За эти годы он познакомился с девушкой Асей. Работала она кассиром. Росла в большой семье. Воспитывала ее тетя. Но несмотря на то, что своих было много, племянницу в детдом не отдала, выучила, в город отправила.

Отношения развивались быстро и через год они поженились. Иван получил повышение, Ася закончила учиться и работала модельером. Однажды вечером, после работы, жена накормила мужа и сквозь слезы, сказала, что она была у доктора. У нее обнаружили патологию, и она никогда не сможет родить ребенка.

"Ты так мечтал о детях. Я пойму, если ты уйдешь от меня",- прошептала Ася.

Иван был удивлен. Попытался успокоить любимую, сказав, что жизнь продолжается и в ней все может быть.

Парень любил жену и уходить не собирался. Он рассказал ей, как несколько лет назад проходил практику в детской больнице. Вспомнил, какие одинокие там детки, всегда плачут и некому полюбить их, приласкать, успокоить.

Сердце рвалось на куски. Ася немного удивилась, неужели муж говорит серьезно. Ведь это чужие дети.

"Ты не видела эти глазки, разве они могут быть чужими,"- сказал Иван.

Когда они приехали в детский дом, навстречу им вышла девочка лет девяти с голубыми глазами. Да, это была Аня.

Она, конечно, выросла, но не узнать ее Иван не мог.

Ася была удивлена происходящим. Ей хотелось выбрать маленького мальчика.

Дома супруги проговорили до утра. Директор детдома рассказала им печальную историю девочки.

Мама ее умерла, когда ей было два года. Отец погиб в аварии еще через несколько лет. А мачехе чужой ребенок был ни к чему. У нее своих было еще двое. И она отдала Аню в детский дом.

Когда Иван и Ася ехали снова в детское учреждение, сомнений у них уже не было. Из детдома они вышли втроем.

Источник