-Слышь, Петровна, ты своего укороти малость, пока я своему Митьке не пожаловалась - остановила у магазина Лизка Надежду. - А что случилось?- спросила та. - Так проходу мне не даёт старый хрыч. То щипнет, то хлопнет. От девок уже стыдно. Они же смеются надо мной. Говорят, у вас роман что-ли?- сердилась Лизка.

Они пошли рядом по дороге. Лизку было не унять - А сегодня заявляет при всех, представляешь, приходи Лиза в баню , попаримся. Есть совесть у человека? Замужней женщине такое предлагать?-

Надежда тяжело вздохнула. Всю жизнь ее Петро до женского пола был неравнодушен. Говорили ей, когда замуж собиралась, приглядись. У них же все мужики гулящие. Но куда там? Красивый, чернобровый, так в сердце запал, клещами не выдерешь. Со мной не загуляет, говорила она самодовольно. Пока не узнала , что он через два месяца после свадьбы к Пашке Зыряновой похаживает. Ну она по молодости горячая была, Пашке волосы проредила. Думала все, но Петро не угомонился. Вот ведь, пенсионер уже, а на молодых заглядывается.

- Ну что, Лиза, я тебе скажу. Проучить его надо. Чтобы запомнил на всю жизнь. Митьке пока молчи, а то тот в горячке натаорит, потом не расхлебаешь. Мы вот что сделаем - и она понизив голос, поделилась своим планом. Лиза сначала хихикала, а потом захохотала - Давай, Петровна, покажем ему , кто в доме хозяин - И обе засмеялись.

По дороге Надежда к матери Петра зашла. У той ноги болели, поэтому в магазине закупала на две семьи Надя.

Галина сидела на завалинке и растирала ноги. - Прям ломят, сил нет. Наверное непогода будет - пожаловалась она. Надежда присела рядом и рассказала ей про Петра и Лизу.

Галина покачала головой - Вот же семя дурное. Ведь и дед его гулял и отец. Я ж по началу не успевала подушки сушить от слез. Пока мне его мать не сказала, что до поры до времени они кобенятся. А потом раз , случай какой и как ножом отрезает -

Она уселась поудобнее и вытянула ноги - Ох, хорошо. Свекр мой, Царство ему божие, от петуха своего пострадал. Чего смеёшься, правда. Он его с куренка вырастил. Все с ним разговаривал, отборным зерном кормил, на гулянки с собой брал. Петух говорят красивый был, я то его уже не видела. А дело так было. Пришел как-то он совсем никакой. До дома не дошел , во дворе рухнул. Жена его тягала, тягала, да куда там. Он же грузный был, под центр веса. Решила она его водой облить холодненькой, да ведра перепутала. Вместо воды, ведро зерна на него брызнула. А тут петух, видимо голодный был, как налетит, да как клюнет. Сама понимаешь куда. Свекр сразу очухался, заорал благим матом, давай по двору бегать, орать. И все, как бабка отшептала. А петуха потом продал кому-то. Сказал, что из любимца лапшу есть не будет -

Надежда засмеялась - А муж ваш? Его тоже кто-то клюнул ?- Галина усмехнулась - Не, его баба одна получила. Народе Лизки. Только ее Нюркой звали. Правда она одинокая была, но честная. С женатыми никогда замечена не была. Так вот, мой ей прохода не давал, все на речку звал. Она и согласилась.

- Пришли они туда. Она и говорит, давай сначала купнемся. И в речку бултых. А у нас омуты есть, сама знаешь. Она в ту сторону и поплыла. Мой с берега ей орет, куда? Потонешь? А Нюрка только смеётся. Он же не знал, что она в воде , как рыба себя чувствует. Сделала она вид, что ее затягивает и закричала - Помоги- А мой что-то перепугался, плавал то как топор. А Нюрка нырнула поглубже и к кустам отплыла. А с берега не видно. Она там заранее полотенце приготовила , одежду. Переоделась и через мостки домой пошла -

Надежда спросила - А дальше что?- Галина зевнула - А что дальше? Мой по берегу побегал, тишина. Подумал все. С час на берегу сидел, с ума сходил. Мне потом по пьяни говорил, что сам хотел в воду и с концами. Но не решился. Взял одежду Нюркину и к участковому пошел. Ну вроде , как сдаваться. Идёт, голову опустил, а тут ему на встречу Нюрка - Как поживаете, Никанор Матвеевич?- Он руками замахал - Чур меня - и со всех ног домой. После этого приутих. Вот так . И ты не бойся, хоть я и мать, но проучить Петьку надо -

Петр довольный истопил баню. Все полки отдраил до белизны, Надежде не доверил. По чердаку полчаса лазил, пока , по его мнению, не нашел самый лучший березовый веник.

Собрал белье чистое и пошел. Надежда у него ещё спросила - Придти, спину потереть?- Он проворчал - Без тебя управлюсь -

Сам идёт оглядывается, не видно кого. В предбанник заходит, а там уже Лиза сидит. Говорит ему - Я стесняюсь, иди первый. Пару побольше напподай - Ну и отвернулась , пока он в баню не зашёл.

Петро пару так напподдал, что света почти не видно было. - Лиза, заходи - крикнул он. - Ты ложись на полок, я сейчас - ответила она. Он довольный лег. Она зашла, взяла веник и давай его хлестать. Сначала тихонько, а потом сильнее. - Ты сдурела что-ли?- заорал он благим матом, когда уже прутья стали жечь одно место.- Терпи , старый - раздался знакомый голос. Надежда. Он вскочил , а бежать некуда. Надежда дверь подперла. А она его по пятой точке обхаживает и приговаривает - Будешь знать, как к женщинам порядочным приставать -

После этой банной процедуры, Петр мог только на животе лежать. Сидеть и вовсе не мог. История о том, как жена его проучила, всю деревню облетела. Каждый считал своим долгом спросить - Ты присесть то можешь? Или постоишь?-

С женой Петр долго не разговаривал. Все простить не мог насмешек над собой. Но и приставать к посторонним женщинам перестал. Вроде и вспыхнет глаз, но тут же баня вспоминается. И вся охота заигрывать пропадает.

Источник