На лавке возле бревенчатого дома сидели два колоритнейших деда. 

Один в ушанке, одно ухо которой было откинуто в сторону, как у беспородного пса, что сидел рядом. Они были с дедом чем-то неуловимо похожи: то ли этим ухом, то ли мудрым взглядом, в котором осознавался жизненный опыт, то ли , несмотря на почтенный возраст обоих, любопытством к происходящему.

Сам дед Кириллыч был одет в старую телогрейку, залатанные-перелатанные штаны и высокие сапоги времен, похоже, первой мировой. Несмотря на это, шуточки проходящим мимо мог отпустить очень даже лихо.

Дед Михей же , напротив, был одет в костюм, пусть и достаточно древний, но с признаками парадности. Штаны были заправлены в высокие резиновые сапоги. На голове у него была милицейская фуражка, которую ему сын подарил много лет назад как почитателю детективов и весьма уважаемому человеку у него на работе. 

В своё время дед Михей помог раскрыть серьезное преступление (а сын тогда уже работал в милиции), став невольным свидетелем разбойного нападения на кассира сельского магазина. Деду тогда повезло-его преступники не видели, а он видел их всех. Так и нашли их по описанию.

В связи с этим случаем, дед Михей, Михаил Игнатьевич, был награждён подарком , чем очень и очень гордился. Фуражку же сын привёз позже, сказав, что ребята в отделе решили добавить ещё и этот подарок. Этой фуражкой дед Михей особенно гордился. 

Оба деда были ровесниками, сдружились ещё в детстве, служили в одной части, вернулись в родное село, женились, детей растили, да вот овдовели один за другим. Так уж сложились их судьбы, что были они похожи, за малым исключением. 

Каждый день , если погода позволяла, оба деда сидели на лавке возле дома Михея и наблюдали за жизнью в селе. Лавку они поставили тут, недалеко от дороги, уже лет двадцать как, чтобы быть в курсе событий. 

За день по дороге мимо дома проезжало-проходило много народу, что давало богатую пищу для разговоров и обсуждений. Кроме того, чуть поодаль была колонка, куда местные ходили за водой. Вода там была хорошая, и хоть у некоторых были свои колодцы, для питья брали эту воду. 

Поэтому иногда, когда у колонки собиралось по несколько человек, оба деда вставали и шли туда, в гущу разговоров, чтоб узнать новости районного масштаба. 

Так и беседовали они, наблюдая за спокойным течением жизни вокруг, пока не случилась одна история, которая нарушила их привычный режим. 

_________________

Почтальонка Надежда, женщина лет тридцати, весёлая, симпатичная, как обычно развозила почту на своём велосипеде. Село большое, ногами ходить замучаешься, а так она успевала ещё до обеда всех объехать, всё развести, да ещё и молоко некоторым завозила, поскольку корова давала много, а ей одной столько не надо. И приработок ещё какой-никакой. 

Надежда жила вот уже пять лет одна. С мужем она развелась, когда он на Север подался за большой деньгой. Уже тогда у них отношения не ладились, а уж как он сообщил, что уезжает, так она и решилась. Соседи Надежду поддержали, зная непутёвость её мужа.

Осталась она одна, но не горевала, жила себе спокойно да свободно.

Когда Надежда проезжала мимо, Кириллыч расправлял усы, а дед Михей поправлял фуражку и выпрямлял спину. 

-Хорошая женщина..А, Михей?-говорил каждый раз Кириллыч.

-Хороша. Да не про нас,-отвечал дед Михей и вздыхал, вспоминая свою жену.

В этот раз Надежда остановилась около них, явно привезла какую-то новость. 

-Здравствуйте.

-И тебе здоровьица!-ответил дед Михей.

-Иван Кириллович, вам письмо!

-Во как!-дед Михей посмотрел на Кириллыча с удивлением.-Кто это тебе пишет-то?

-Не знаю... Давай, дочка, посмотрим. Ты почитай, а то я без очков.

Надежда открыла конверт, достала сложенный вдвое листок. Быстро пробежав глазами по строчкам, она посмотрела на обоих дедов и сказала:

-Я даже не знаю, тут ... личное..

-Читай, читай, у меня секретов нету.

-Ладно. Только вы не волнуйтесь. Тут кое-что случилось, но всё не так плохо.

Дед Кириллыч часто задышал.

-Да что там? Читай же!

-"Сообщаем вам, что ваш сын, Горюнов Павел Иванович, находится в бoльнице. Состояние средней тяжeсти, жизни не угрoжает (последние слова Надежда постаралась произнести как можно выразительнее, чтобы успокоить старика). Его можно посещать ежедневно с 16 до 19 часов . Адрес бoльницы:...." Ну вот, все не так плохо!

-Что ж такое?-Кириллыч схватился рукой за сердце и опустил голову.

-Дедуль! Что? Сердце?

-Нет, ничего, ничего. Как же я поеду -то? Я бы поехал, да ведь даже не знаю, где это.

-Надо ехать,-сказал дед Михей.-А в городе у сына-то кто есть? Его бывшая-то сможет приехать?

-Не знаю. Очень уж она дерзкая, злилась на него . Не поедет она... Самому надо.

-Иван Кириллович, знаете, что? У меня завтра выходной. Хотите, я съезжу, всё узнаю и потом вам всё расскажу! -Надя сказала это так уверенно, что деды даже переглянулись. 

-Надюша, радость моя! Мне неловко тебя беспокоить...

-Я всё равно в город собиралась! Никакого беспокойства! Очень даже удачно получается,- Надежда говорила и гладила старика по плечу.

-Спасибо тебе, дочка! Ты узнай, а я потом поеду обязательно.

-Конечно! А то и вместе съездим! Ну ладно, мне пора, работы много. Вы не расстраивайтесь, ведь самое главное, что жизни ничего не угрожает! Всё обойдётся! У нас врaчи знаете какие! Вылeчат, бегать будет!

-Спасибо тебе на добром слове!

-Я завтра к вечеру приеду и всё расскажу! Не унывайте!-Надежда быстро села на велосипед и помчалась дальше.

-Вот дела...Ты, Ваня, не переживай. Обойдётся. Она узнает, а мы потом с тобой вместе поедем. Тебе так спокойнее будет.

-Спасибо тебе, Михей. Пойду я, прилягу. Что-то мне нехорошо.

-Пойдём, провожу. Ты, давай, держись. Ничего страшного, обойдётся...

Они медленно пошли к дому Кириллыча.

___________________

Надежда приехала в город и, первым делом, нашла бoльницу. Время было неприёмное, но она решила, что хотя бы с вpaчом можно пока поговорить.

Оказалось, что это была трaвма на работе. Павел работал на стройке. Из-за косяка новенького груз рассыпался в воздухе, разлетелся в стороны и задел Павла, который, хоть и пытался отскочить, но всё же попал под падающие кирпичи. В результате множественные трaвмы головы, рук, спины. Доктор сказал, что всё срастётся и заживёт, просто нужно время.

Надежда, поняв ситуацию, рассказала о старике-отце, о том, что она односельчанка, проведать приехала и рассказать, что и как. Последний автобус уходит в пять часов, она не успеет навестить человека. Вpaч разрешил посещение, только недолго. 

Надя зашла в пaлату. Она сразу поняла, что это именно Павел. На кровати лежала почти мумия, замотанная полностью в бuнты, только глаза , нос и рот были без бuнтов. Ну и то хорошо. Она подошла к кровати. Павел не спал. Он смотрел в потолок- теперь это было его занятие на долгие дни.

-Здравствуйте,-Надя тихо поздоровалась, чтобы не беспокоить соседей по палате и не пугать самого Павла.

Он скосил глаза на женщину. Она была ему вроде знакома, так ему показалось, но кто это, вспомнить он не мог. 

-Павел, это я, Надя. Вчера письмо пришло Ивану Кирилловичу. Я ему прочитала. Но он сам пока поехать не может, вот я приехала. Мы потом с ним вместе приедем.

-Здравствуй, Надюша,- шепотом проговорил Павел. -Я не могу громко...

-И не надо! Вы меня узнали? Хорошо! Я с дoктoром говорила, он сказал, что всё заживёт, надо только время.

-Да, заживёт... Спасибо, что приехала... Привет отцу передай.

-Конечно! И скажу, что все более-менее! Он волнуется. Я ещё приеду через несколько дней, когда у меня выходной будет. А уж с ним тогда, когда бuнты снимут, а то он запереживает очень.

-Да, хорошо...

-Ну, выздoравливайте! Мне надолго не разрешили. Я в другой раз вечером приеду, чтобы подольше. 

Павел слабо улыбнулся. Надя помахала рукой, кивнула и вышла.

Павел не мог увидеть, как она выходила, но теперь хоть было, о чём подумать: о детстве, о Наде, которую он помнил только пигалицей лет двенадцати, которая вечно болталась где-то рядом со своим братом и ребятами, о деревне...

"Надо же.. Вот уж не ожидал кого... Отец, наверно, попросил. Вот хотел к нему съездить летом, а всё работа, работа.. Теперь вот ему самому придётся.. Стыдно..."

____________________

Вечером, не увидев на привычном месте дедов, Надя подъехала к дому Кириллыча. Она зашла в дом и увидела, что хозяин лежит на кровати, а рядом сидит верный друг дед Михей и о чем-то тихо с ним говорит.

-О, Надюша приехала! -дед Михей встал, приветствуя гостью.-Иди сюда, присаживайся.

-Здравствуйте! Что такое? Ивану Кирилловичу плохо?

-Нет, нормально, просто понервничал вчера, давление подскочило. Вот, лeкaрство принял да лёг.

Надя подошла к старику, присела рядом на стул.

-Иван Кириллович! Вы не волнуйтесь! С Павлом всё нормально будет! Я с его вpaчом говорила вчера, он сказал, что всё заживёт, что ничего страшного нет. Не надо так переживать!

-Спасибо, доченька! Старый я, не смог спокойно это принять. Вот, тaблeтками теперь кормят. А ты Павла-то видела?

-Ничего, всё будет хорошо! Видела, конечно! Мне дoктоp разрешил ненадолго зайти утром. Я сказала, что не успею на автобус, если вечером приду. Он и разрешил. Павел нормально, поговорил со мной. Узнал даже! Столько лет прошло, а он узнал! Иван Кириллович, вы поправляйтесь! Мы с вами обязательно съездим к нему. Там дорога не трудная. А может я с кем и в селе договорюсь, у кого машина. Тогда вообще будет здорово! Поправляйтесь! Я завтра заеду. Надо чего? Может, продуктов каких? Да, я молочка вам привезу парного! Вот и будет хорошо!

-Спасибо, Надюша. Прости за беспокойство!

-Да какое же мне беспокойство? Я же одна живу, никто дома не ждёт. Кроме Зорьки да кошки. Так что я даже рада, что помочь могу. Ладно, поеду, дел много сегодня,-Надя погладила руку старика, улыбнулась деду Михею и вышла из дома.

Дед Михей посмотрел в окно. Надя ловко села на велосипед и умчалась по дороге.

-Хорошая она... Вот не повезло же ей тогда с этим упыpём. И что она его выбрала? Хорошо, что развелась. Молодая, найдёт ещё своё счастье.

-Да, хорошая, -ответил Кириллыч . -Только вот мы её озаботили.. Неудобно.

-Она сама вызвалась. Не хотела бы- не предложила бы. Ты давай, выздoравливай. Тебе ещё к сыну ехать. 

_____________________

За три недели, что прошли с первого посещения Нади, Павел так уже к ней привык, что ждал её приезда с волнением. Она приезжала только раз в четыре дня, в выходной, сидела до самого конца , а потом ехала домой. 

Путь её делился на две части: от города до районного пункта она доезжала на такси, а там пересаживалась на велосипед, и уже на нём затемно приезжала в деревню. Велосипед она оставляла у знакомой, работающей в детском садике. Так было возможно посещать вечером и сидеть подольше. Только не рассказывала она никому об этом, не за чем это было. 

Бuнты и шины сняли, Павел начал вставать. С ногами особых проблем не было, но голова кружилась сильно, поэтому ходить надо было осторожно. Так, потихонечку, опираясь на руку Надюши, Павел начал ходить.

На поправку он шёл быстро ещё и благодаря тем чувствам, которые у него появились по отношению к ней. Сначала это была благодарность, потом интерес, желание видеть её почаще, а потом уже и что-то, похожее на влюблённость. 

Особых надежд он не питал, всё-таки он был старше её на 12 лет, но мало ли.. Чего не бывает..

Иван Кириллович выздоровел, смог собраться и поехать к сыну. Им помог местный житель с машиной. Он Кириллыча не знал, жил на другом краю села, но на просьбу Надюши отозвался.

_____________________

Прошло чуть более полугода. Надюша и Павел расписались. Без пышной свадьбы, поскольку не в этом счастье для них было. 

Старики были несказанно рады, что так всё повернулось.

Сидя за столом, поздравляя молодых, Иван Кириллович благодарил Надюшу, говорил о счастье, которому несчастье помогло, и тайком вытирал набегающую слезу.

На стене висела старая фотография, где были в свадебных нарядах он и его жена Клавдия, мать Павла. Кириллыч очень надеялся, что его любимая Клавдия видит всё и радуется с ними вместе...

____________________

Что тут скажешь? Только то, наверно, что за добро и счастье приходит. Только если это добро бескорыстно делается.