Полина и Аня дружили ещё с начальной школы, пронесли её до поступления в один институт и даже заняли одну комнату в общежитии. Все вокруг удивлялись такой дружбе, потому что, несмотря на все трудности, нагрузку по учёбе, симпатичных студентов вокруг, они всегда входили в положение друг друга и старались поддержать. Они любили на выходных, объединившись с некоторыми другими девочками с этажа, отдохнуть в клубе, и возвращались поздно. 

Строгая Комендантша, Нина Александровна, считала, что две неразлучные отвязные студентки баламутят примерных девочек из общежития, и на уступки не шла. Женщина сразу сказала, чтобы студентки правильно планировали своё время, а если опоздают после объявления комендантского часа, будут ночевать на улице.

Она вообще ко всем девушкам относилась предвзято, цеплялась к каждому мелкому нарушению порядка, всегда критиковала их чистоплотность и неопрятный внешний вид, если встречала в коридоре во время сессий. Студенты даже шутили, будто она ревнует своего ненаглядного Кирилла, маменькиного сыночка, который иногда приходил навестить мать на рабочее место, а комендантша запрещала студенткам строить ему глазки. Полине и Ане доставалось больше остальных.

Студенты из разных комнат стали жаловаться на пропажи некоторых недорогих вещей, но количество пропаж вызывали подозрения, и Нина Александровна бездоказательно считала, будто это подруги шарятся по комнатам и воруют. Девушки же заявили, что у них тоже пропали расчёска и платок. Все были обеспокоены личностью неуловимого воришки.

Однажды Полина, Аня и ещё три девушки из их компании явились с прогулки после десяти вечера, и суровая комендантша закрыла дверь прямо у них перед носом. Они молили её открыть, строили жалобные лица, обещали, что этого больше не повторится, но женщина была непреклонна. Девушки не нарушали правил намеренно. Такси, на котором они ехали, сломалось, и им пришлось ждать, пока водитель разберётся с проблемой, а потом со всех ног мчаться под начавшимся дождём к дверям общежития.

– Пожалуйста, Нина Александровна, мы не специально! – вопили девушки хором.

– Мы больше не будем опаздывать никогда-никогда. Мы попали под дождь, посмотрите на нас, мы ведь можем простудиться, если останемся на ветру ещё немного.

– Ну же, пожалуйста, нам ведь некуда идти в ночь.

Снаружи к студенткам присоединился Кирилл, принёсший матери печенье к чаю и еду на завтрак. Он был строго воспитан и мог понять, что ощущают студентки, стоя перед запертыми дверьми. Увидев сына, комендантша стала открывать двери, оттесняя девушек назад.

– Кыш, не толпитесь тут, всё равно не пущу. Раньше надо было думать, а не шататься, где попало, – заявила она.

– Мама, ты не можешь оставить их на улице. Если с ними что-то случится, кто будет отвечать? Их родителям может не понравиться такое отношение. Что, если они напишут жалобу, и тебя уволят?

– В таком случае им стоило лучше воспитывать своих дочерей.

– Почему ты такая упрямая? Не тебе решать за них. И вообще, не пустишь их, я останусь там, буду сидеть с ними всю ночь на сыром крыльце, а ты можешь идти спать в тепле в своей комнатке с удовлетворённым извращённым чувством справедливости! – парень раскрыл дверь, чтобы выйти на улицу, но мать поймала его за капюшон куртки.

– Ладно-ладно, заходите все быстро, и марш по комнатам. В следующий раз вам так не повезёт. А ты, молодой человек, – пригрозила она сыну пальцем, – не смей больше так разговаривать с матерью.

– Эй, – Полина подбежала к Кириллу и взяла его за руку, – спасибо, что заступился за нас. Мы перед тобой в долгу.

Парень взглянул на девушку в джинсовке с влажными волосами и покрасневшим от холода носом.

– Всегда, пожалуйста, – улыбнувшись, пробормотал он, и Нина Александровна тут же утащила его в свою комнату, за прощание зыркнув на Полину устрашающим взглядом. Все знали, как женщина печётся о сыне. Она любила хвастать, какой он у неё умный, работящий, какие великие перспективы ждут его в будущем, потому отчаянно хранила сына от внимания легкомысленных особ, боясь, что те будут пытаться вскружить парню голову и отвлекать от учёбы.

С тех пор жильцы общежития заметили, что Кирилл зачастил с визитами к матери, а иногда даже не заходил, прячась за углом, и кого-то караулил. Кто-то говорил, что его видели во дворе института, высматривающим кого-то среди толпы.

– Привет, – как-то Кирилл вышел навстречу Полине, притаившись за деревом, пока она возвращалась с учёбы, чем сначала напугал её. – Мы так и не познакомились. Я Кирилл.

– Полина, и я очень признательна тебе за тот раз, потому что на утро проснулась с першением в горле, а всё могло бы быть и хуже.

– Не против прогуляться? Есть здесь одно кафе неподалёку, можем перекусить и пообщаться.

Девушка согласилась на приглашение. Так и начались отношения Полины и Кирилла. Они были осторожными в своих встречах, но от всех не скроешься, и вскоре слухи стали расползаться по общежитию и дошли до его матери. Долгое время она берегла сына от студенток. Именно Нина Александровна была зачинщицей всех пропаж в женских комнатах, он брала мелкие вещицы у каждой из жительниц общежития и носила их к проверенной гадалке, которая с помощью некоторых манипуляций с предметом помогала женщине устранить девушку как угрозу для будущего её сына.

Только с Полиной этот ритуал не прошёл. Так получилось, что Кирилл с Полиной влюбились по-настоящему. Они постепенно узнавали друг друга и понимали, насколько подходят друг другу. Тайные свидания вскоре прекратились, и однажды парень объявил матери о своих отношениях.

– Мама, ты не можешь это контролировать. Я взрослый, это моя жизнь и моя девушка, я не позволю тебе вмешиваться в это и что-то решать.

– Любовь! Да что ты знаешь об этой девчонке, кроме того, что вместо учёбы она ходит по клубам со своими подружками. Ни стыда ни совести! – причитала комендантша. – Для чего ей нужно мужское внимание? Ты не задумывался, вдруг ты у неё не единственный!

– Успокойся. Мы будем вместе, нравится тебе это или нет.

– Вот и посмотрим, как сильно ты её любишь!

– Что это значит?

– Я просто хочу, чтобы ты раскрыл глаза и увидел то, что не замечаешь в своей ненаглядной: её гадкую лживую натуру. Она не нужна тебе, поверь, сынок. Всему своё время. Твоё ещё не пришло. Тебе нужно думать о своей учёбе и работе, а найти девушку ты успеешь всегда. С положением, которое ты со временем обретёшь, любая согласится быть вместе с тобой.

– Прекрати это. Ты только и говоришь о моём будущем, не учитывая мои желания!

– Потому что я вложила в тебя всю свою жизнь, все силы и деньги. Я работаю даже во время болезни, чтобы ты ни в чём не нуждался, чтобы ты получил всё, что захочешь.

– И чтобы хвастаться мой перед своими подругами?

Женщина отмахнулась, показывая, что не желает слышать от сына подобный вздор.

– Мама, я всё понимаю, твои волнения за меня, твои жертвы и любовь. Но ты не можешь всю жизнь говорить мне, что делать. Я взрослый, – он взял мать за плечи и заглянул в глаза. – Поверь мне, я смогу грамотно построить свою жизнь, ты не будешь разочарована, только позволь.

– Кирилл, я твою Полину насквозь вижу. Очень скоро ты сам убедишься в том, что она тебе не пара.

Не прошло и недели, как обеспокоенные жительницы общежития заметили, что помимо мелочей стали пропадать ещё и деньги. Тогда-то они и забили тревогу, заявившись к Нине Александровне с требованием провести обыск комнат и установить вора. Комендантша отнеслась к делу очень серьёзно, взяв себе в помощники несколько добровольцев, которые согласились переворачивать с ног на голову комнаты всех этажей.

Всё случилось внезапно. Все утерянные вещи и деньги были найдены в комнате неразлучных подруг в тумбочке Полины. Ошарашенная находка привела девушку в ступор. Она раскрыла рот и осела на кровать, не понимая, как всё это оказалось здесь.

– Так всё это время это была ты? – закричали со всех сторон.

– Мы же тебе доверяли. Как ты могла?

– Подождите, вмешалась Аня, – я сто раз сюда заглядывала, и этого здесь не было. Она что, такая дура, чтобы прятать это на видном месте? У нас в комнате постоянно кто-то сидит до отбоя и может заглянуть сюда, чтобы взять крем. Если бы Полина и правда была вором, она бы прятала так, чтобы никто не нашёл. Нашу комнату тоже обокрали. Это точно не она!

– Тогда, может быть, это ты? – не унимались девушки.

– Ну, вот, – ухмыльнулась Нина Александровна, – виновница найдена при многочисленных свидетелях. Теперь будет решаться вопрос о том, что делать с Вами дальше, милочка.

Все протесты пришедшей в себя Полины никто выслушивать не стал. Из всеобщей заводилы и любимицы она быстро превратилась во всеобщего врага. Она терпела шёпотки и откровенные насмешки и оскорбления от тех, кто желал быть услышанным и выражений не стеснялся. Большинство жильцов были настроены на то, чтобы Полина дольше не жила с ними под одной крышей. Больше Полину сломило не всеобщее порицание и исключение из института, а то, что под коллективным давлением, дабы не стать следующим изгоем, Аня приняла сторону большинства и отвернулась от неё, наплевав на годы дружбы. 

Девушки провожали друг друга тоскливым взглядом, но вскоре Аня перестала сочувствовать участи бывшей подруги. Кирилл тоже был в бешенстве и никакие уговоры и слёзы не заставили его поменять мнение о том, что Полина оказалась лгуньей и воровкой. Больше всего принципиального парня злило то, что спустя время его девушка не признавалась в своих злодеяниях.

– Мама оказалась права на твой счёт, а я, как последний дурак, кричал на неё и говорил, что ты замечательная, заступался за тебя. Как же я мог говорить с ней в подобном тоне. Почему ты просто не можешь попросить у всех прощения, к чему эта гордость, она всё, что у тебя есть? Где тогда твоя совесть, почему ты просто не извинилась, тогда бы тебя не вышвырнули с учёбы, у тебя был бы шанс.

Полина вернулась домой, заклейменная славой непробиваемой лгуньи. Девушка же гордилась собой, что не позволила всем вытирать о себя ноги, моля о прощении. Родители поверили ей беспрекословно, оказали поддержку и дали время, чтобы оправиться от потрясения. Вскоре Полину ждали новые испытания: выяснилось, что она ждала ребёнка от Кирилла.

Нина Александровна три года хранила в тайне свой грех. Когда здоровье её подкосилось, и сын не отходил от постели, чтобы не пропустить последний вздох матери, она во всём ему призналась. У парня не было времени на скандалы, он был уже свободен от учёбы и, разузнав адрес Полины, поехал в её родной город, чтобы просить прощения у девушки, но та не стала слушать парня, который однажды отвернулся от неё. Кирилл не успокоился, когда узнал, что у него родилась дочь Ирочка. Он уехал обратно к маме, был с ней на протяжении всей процедуры восстановления после болезни.

– Сыночек, я скоро поправлюсь, и мы вместе поедем к семье Полины. Я так перед вами виновата, загубила ваше счастье, я же не знала, что у меня внучечка будет. Я бы никогда, милый, никогда не сделала бы ничего подобного, если бы знала.

Нина и Кирилл приехали к дому Полины как раз на трёхлетие Ирочки. На этот раз дверь открыла мать девушки и разрешила визитёрам войти и объясниться.

– Поймите меня, я же как лучше хотела для своего сына. Это меня не оправдывает, я совершила ужасный поступок, я испортила Полине всю жизнь, но тогда меня волновало только будущее Кирилла. Я во всём раскаиваюсь, мне всю жизнь расплачиваться за поступки свои грешные. Только дайте Кириллу шанс, он ведь не знал, что у него есть дочь, он бы немедленно приехал и молил о прощении.

Вскоре домой вернулась Полина и привела из сада Иру. В отцовстве Кирилла не было сомнений из-за поразительного внешнего сходства.

– Доченька, милая, – сказала Полине мать, – подумай хорошенько, теперь ведь у Ирочки может быть нормальная семья.

Полина оттаяла, приняла Кирилла обратно и позволила познакомиться с дочерью.

Влюблённые сыграли свадьбу через несколько месяцев, и Кирилл перевёз жену и дочь в свою большую квартиру в другом городе. Как и надеялась Нина, он занимал хорошую должность и мог обеспечить семью всем необходимым, окружив любовью и заботой.

Источник