Случается, жизнь нам преподносит сюрпризы, иногда они выходят за рамки привычного понимания бытия и иначе, как мистикой, эти явления не назовешь.

Такой случай произошел в семье одного моего читателя из Новосибирска, назовем его, например, Сергей.

«Мои родители жили в небольшом городке в Тульской области, Ясногорске, а я уже давно живу в Новосибирске со своей семьей, туда меня занесла моя работа, там женился, там и прижился.

В начале этого лета в нашей семье произошло несчастье – умер мой отец от последствий известной всем болезни. Сразу после маминого звонка я собрался и выехал к отцу на похороны.

Родители мои не были набожными, сказалось воспитание времен Советского Союза, но все же мама пригласила священника для отпевания, но не сообразила, что можно пригласить его и на кладбище для предания земле по христианским обычаям.

На кладбище знающие бабки запричитали, что хоронят в неосвященной земле, и мама, находясь в растрепанных чувствах, запаниковала. Ее быстро научили, что делать, и она набрала немного земли с могилы, чтобы освятить в церкви, а потом вернуть на место захоронения отца.

Дела меня не ждали и на следующий день я улетел в Новосибирск. Мама землю освятила на следующий день после моего отъезда, правда, пришлось два раза ходить – священник ни в какую не соглашался совершать это таинство без свидетельства о смерти отца, пришлось нести свидетельство.

Освященную землю мама поставила дома под ванну, чтобы при первом же удобном случае отнести на могилу отца. А потом приболела – давление, про землю она помнила, но сил и здоровья не хватало, чтобы довести дело до конца.

И вот снится мне сон. Вроде нахожусь я в ванной комнате в родительской квартире, но себя не вижу, а вроде, как бы наблюдаю, как отец пытается открыть дверь из ванной комнаты в квартиру, но у него ничего не получается, вроде дверь заперта с внешней стороны.

Я еще гляжу на это и думаю, что двери в ванную у родителей можно открыть с любой стороны, даже если запереть с внешней, из ванной замок прекрасно открывается, а у отца ничего не получается. Он и стучит, и зовет маму, пытается выломать дверь, но к ручке замка даже и не пытается прикоснуться. Я ему объясняю, что нужно сделать, но он меня не видит и не слышит.

Ну сон и сон, проснулся, дела завертели, забыл про него. Но на следующую ночь сон повторяется, только отец уже более сердитый, недовольный, уже со злостью пытается выломать дверь и выйти из ванной комнаты. Этот сон у меня оставил более неприятный осадок.

Я решил, что отца надо помянуть – купил пирогов и раздал коллегам на работе. Не помогло. Опять снится отец, запертый в ванной комнате, опять стучит в дверь, зовет маму и пытается выйти. Тут уж я решил до него достучаться – начал его трясти за плечи, мол, папа, замок просто открывается, давай покажу.

Отец поворачивается, смотрит сквозь меня, потом явно начинает понимать, что я рядом:

— А, сын, это ты? Тогда скажи матери, чтобы она меня из ванной выпустила, чего она меня тут закрыла?

На этом я и проснулся. Решил позвонить маме, рассказать про сны. До этого мы с ней, конечно, общались, но про сны я ей не рассказывал, не хотел расстраивать, она и так очень тяжело переживала потерю. И, как оказалось, хорошо, что рассказал.

До мамы после моего рассказа сразу дошло, что нужно землю с могилы срочно вернуть на место. Она через не могу вызвала такси, и отвезла землю на кладбище, посыпала на могилу крестом, как ее научили, и после этого отец мне больше так не снился.

Приснился другой сон. Еду я на своей старенькой Хонде, а на остановке стоит отец, такой нарядный, улыбается. Я вроде начал притормаживать, а он головой из стороны в сторону водит, мол, НЕТ, не надо останавливаться.

Я очень медленно так проезжаю мимо него, у самого сердце щемит, гляжу в зеркало заднего вида, а отец мне рукой машет, прощается. Вот и думай, что хочешь, есть жизнь после или нет…»

Источник