В однокомнатную квартиру на окраине города Тамара Александровна переехала не от хорошей жизни - сын жену в дом привёл, а две хозяйки на одной кухне редко когда уживаются. Ссоры начались, упрёки, обиды, вот и решили на семейном совете, что дом нужно продать, поскольку молодые всё равно в земле копаться не расположены.

Хороший был дом - в черте города, большой, с мансардой и балконом. И участок приличный. Разменяли всё это на двухкомнатную и однокомнатную квартиру, и разъехались. Ну а что делать, если иначе родные люди врагами бы стали друг другу?

Тамара Александровна всегда была человеком неприхотливым - сделала в новом жилище ремонт скромный, мебель старую привезла, чтоб не тратиться на лишнее. Обжилась потихоньку, освоилась, с соседями познакомилась. Сколько там тех соседей? Два подъезда по четыре этажа. Тридцать две квартиры всего, и почти во всех старики живут. Четыре семьи только молодые, с детьми малыми. Через месяц уже всё обо всех знала.

Всё ничего, да только кошмары по ночам беспокоить начали. «На нервной почве, видать», - предположила женщина, памятуя о том, сколько всего за последнее время в её тихой и размеренной жизни поменялось. Поначалу не обращала внимания, что в кошмарах этих одно и то же ей снится - будто комната пустая совсем, а у окна силуэт женский маячит - но чем дальше, тем отчётливее видения становились. Женщина, да. Немолодая. Рубаха белая до пола и волосы длинные, тёмные. Вроде как сказать что-то пытается, но голоса не слышно.

Жутко стало, когда однажды то же самое наяву увидела. Телевизор смотрела вечером, во время рекламы вышла в кухню чаю себе налить, а когда вернулась, чашку-то из рук и выронила, потому что возле окна стояла та самая незнакомка, которая в снах появлялась. Ошпарилась. Отвела взгляд на мгновение всего, отвлеклась, а когда снова на окно посмотрела, там уж не было никого.

Отправилась на следующий день Тамара Александровна в церковь и попросила батюшку, чтоб приехал квартиру освятить. Тот приехал, походил по квартире с кадилом, молитвы почитал и иконку оставил, чтоб была. Тамара Александровна из благодарности его аж на улицу провожать вышла, а там соседку встретила, которая из магазина возвращалась - бабу Зою.

- Здравствуйте, тёть Зой.

- И тебе здоровья с лихвой. Ты хату что ль чистила? - кивнула старушка в сторону уходящего батюшки.

- Ох… - вздохнула Тамара Александровна. - То ли я с ума схожу раньше срока, то ли у меня призрак завёлся. Не знаю, тёть Зой. Даже говорить о таком странно.

- Баба в белом с волосами длинными? - неожиданно точно описала кошмары Тамары соседка.

- Да. А что?

- Так это предсказательница местная, - спокойно махнула рукой баба Зоя. - Хоть приход церковный у себя на дому открывай, только она всё одно ходить будет. Предупреждает она тебя о несчастье каком-то.

- А вы откуда знаете? - не поверила своим ушам Тамара Александровна.

Сели они на лавочку у подъезда, и рассказала баба Зоя соседке, что призрак этот ко всем в этом доме ходит. Все жильцы его хотя бы по разу, но видели. За две-три недели до того, как что-то нехорошее случиться должно, беспокоить начинает. О болезнях предупреждает, о случаях несчастных…

- У Захара на табуретке сидела посреди комнаты, хотя табуретки в кухне всегда стояли. Так он потом лампочку перегоревшую менять полез, табуретку припёр, залез на неё, а ножка-то и подломилась. Коренцовы в кроватке её видели детской, а через две недели дочка у них так заболела, что еле выходили.

- Так может она не предупреждает, а беду накликивает? - у Тамары Александровны напрочь пропало желание домой возвращаться. - Откуда это вообще взялось?

- А кто ж его знает? - пожала плечами старушка. - Тут раньше хатки стояли маленькие, пригород вроде как был, а в восьмидесятых людям квартиры давать начали, переселили всех. Посносили дома старые, а вот эти вот построили. Мы с Лёвушкой одними из первых тут поселились. Молодые были, поженились только. Так тогда это всё и началось. Кто говорит, что дом этот на костях построен, другие болтают, что тут ведьма раньше жила, и её дух остался после того, как дом снесли. Только она не вредит никому. Если в доме что случиться должно, так она на том месте появляться будет, где беде суждено быть. Ну или просто тому показывается, у кого горе в семье грядёт.

- А вы сами-то её видели?

- Да видала, конечно. Не раз видала. Перед тем, как Лёвушку моего паралич разбил, а до того… Когда родителей моих не стало и потом… Ты смотри не на то, что она ходит, а день жди, когда не придёт. Вот ежели вчера была, а сегодня не явилась, то завтра беда случится. Где появляется-то?

- Да у окна в комнате. Сначала снилась просто, а вчера я прямо своими глазами её видела. Мельком, но…

- Вот и остерегайся к окну подходить на следующий день, после того, как она не придёт.

Странная история. О таком даже думать-то странно, а не то что верить. Но Тамара Александровна поверила. Не сразу, а после того, как той же ночью проснулась от неприятного ощущения, что на неё кто-то смотрит. И силуэт белый расплывчатый возле окна. Не помог визит батюшки, как и говорила баба Зоя.

Несколько дней ещё призрак появлялся. До такой степени хозяйку квартиры своим присутствием пугал, что она сердечные капли покупать начала. Пыталась к сыну в гости напроситься с ночёвкой, чтобы хоть выспаться, но не вышло. Всё старалась убедить себя, что это ей мерещится - взрослый человек же, давно выросла из того возраста, когда в страшные сказки верят.

А потом вдруг видение не случилось - ни ночью, ни днём, ни вечером. «Значит, завтра что-то нехорошее должно произойти в этой комнате возле окна», - сделала вывод Тамара Александровна, считая при этом себя совершенно чокнутой.

На следующий день над городом разразилась гроза. С утра парило так, что дышать было тяжело, а потом поднялся ветер, в считанные минуты небо заволокло тучами, и косой дождь залил окна обильными потоками воды. Тамара Александровна не сняла с балкона бельё, не закрыла форточку - страшно было приближаться к тому месту, где призрак всё время появлялся. Так и просидела всю бурю в кресле с поджатыми под себя ногами, глядя, как по линолеуму растекается лужа.

А потом всё стихло. Вода начала подбираться к ковру, и хозяйка решила, что если издалека кинуть туда какие-нибудь тряпки, чтобы ковёр не промок, то ничего страшного не случится. Набросала простыней и пододеяльников, походила по квартире… Ну глупо же. Ну что там случиться может? В том углу даже мебели нет никакой. И деревья под окном не растут - можно не опасаться, что сломанная бурей ветка стекло выбьет.

Сходила в ванную, взяла таз, собрала в него мокрые простыни, вытерла насухо пол. А когда собралась таз с бельём уносить, поняла, что разогнуться не может - наклониться-то наклонилась, а обратно никак. И ноги неметь начали. Пришлось в скрюченном состоянии добираться до дивана, где телефон оставила.

* * *

Пока Тамара Александровна лежала в стационаре под наблюдением докторов, обещавших поставить пациентку на ноги, дети через риэлторское агентство успели подобрать варианты обмена злополучной квартиры на маленький домик в деревне. Невыгодно, конечно, зато быстро. Нужно было только документы оформить, чем женщина и занялась активно после выписки. В течение недели съехала.

Напоследок сгоряча плюнуть на пол квартиры хотела, но не стала - кто знает, может, баба эта призрачная простоволосая действительно о болезни предупреждала, а не со злыми намерениями являлась. Спасибо, коли так, но Тамара Александровна считала, что от подобных мест лучше жить где-нибудь подальше. Ну не нашла она в себе желания с призраком дружить. Кто ж её в этом упрекнёт-то?

Источник