«Умерла? Как это умерла? О чем вы говорите?! Я только вчера с Ирой разговаривала. Мы в эти выходные вместе на дачу собирались. Боже мой…»

Телефон выпал из рук. Голос в трубке что-то неразборчиво бормотал. Лариса уже не слышала слов.

Ирка погибла, единственная настоящая подруга, почти сестра, ближе, чем сестра. Они вместе выросли в детдоме, всегда горой друг за другом стояли. Вместе шалили, мечтали, потом начали строить собственную взрослую жизнь, но все равно не потерялись. Одно время даже семьями дружили. Ну, пока они были, эти семьи.

Ларисе в личной жизни не очень повезло. Карьеру, карьеру она к 30 годам сделала, зарабатывала прилично, даже квартиру купила, двушку в неплохом районе. Не царские хоромы, конечно, зато уютно и от работы недалеко. 

Самое время о детках подумать, о муже, вот только не встречался подходящий человек. Лариса виду не подавала, но в душе переживала сильно. 

Ей, как всем детдомовским, мучительно хотелось иметь семью, чтобы любили, чтобы домой возвращаться не просто так, а к близким людям, которые всегда ждут. 

Она не искала принца, но связывать жизнь лишь бы с кем, тоже не собиралась. Насмотрелась она на такие семьи, где люди вместе только ради выгоды или по привычке.

И все-таки иногда накрывало с головой, особенно после рабочих корпоративов, на которых сотрудницы хвастались успехами своих детей и супругов и тонко намекали, мол, тебе тоже давно пора, не нагулялась, что ли. В такие минуты Лариса приходила к Ирке, чтобы выплакаться на ее плече. Подруга пекла свой фирменный торт, вредный, но такой вкусный. Потом они долго чаевничали и говорили-говорили.

- Скажи, что во мне не так? - сетовала Лариса. - Вроде не крокодил, и умом бог не обидел, на работе с людьми на раз схожусь, а найти свою половинку не могу, хоть тресни.
- Да ладно тебе прибедняться, - возмущалась Ирина. - Ты у нас просто красавица! Мужики вон как на тебя смотрят, шеи сворачивают, я же вижу.
- Смотрят. А что с того? Один женатиком оказался, другой - явно альфонс, у третьего замашки домостроевские, по струночке перед ним ходи, рта не раскрывай. Где они попрятались, нормальные мужики? Неужто совсем перевелись? Никого для меня не осталось.
- Я же своего Вадима нашла. Скажешь, он ненормальный?
- Эх, подруга, твоего Вадика специально под тебя где-то наколдовали, других таких нет, - улыбалась сквозь слезы Лара.

С мужем Ирке действительно повезло. Добрый, внимательный, заботливый и рукастый. Все в доме сделать может. На жену чуть ли не молится. В общем со всех сторон золотой. Только один у человека минус – мама. Свекровь на Иру как сразу взъелась, так и не приняла беспризорщину. Сколько лет прошло, а женщины по-прежнему даже не разговаривают.

Когда сын маминых советов не послушался и повел Иру в ЗАГС, Алла Борисовна молодым на дверь указала, идите, мол, живите, где хотите, у меня тут не приют для детдомовских оборванцев.

Ну и ладно, два дня у друзей перекантовались, потом квартиру сняли. Вадим со временем с матерью общаться начал, а про невестку она жестко сказала: «Не приводи, на порог не пущу». Ирке обидно было, но мужа настраивать против Аллы Борисовны она не стала.

Может и к лучшему все. Других женщин свекрови вечно уму-разуму учат, а к ней никто в душу не лезет, и в доме сама себе хозяйка. Хочешь - генеральную уборку делай, не хочешь - сиди на кухне с тортиком, подружку утешай.

- Встретишь и ты своего мужчину, обязательно встретишь. Вот в самый неожиданный момент, когда ждать не будешь. Сам тебе под ноги упадет, - смеялась Ирка и подливала чайку в чашку с незабудками. Шутила, чтобы подружку ободрить.

А вышло-то все слово в слово.

Лара зимой на работу торопилась. А тут мужик какой-то прямо перед ней поскользнулся и упал. Люди мимо бегут, а она не смогла. Вдруг помощь нужна. Остановилась, поинтересовалась, все ли в порядке. Пострадавший неловко отшутился, потом телефончик попросил, и она почему-то продиктовала, хотя обычно на улице не знакомилась. Потом изводилась целый день, вдруг маньяк какой-то.

Мужчина позвонил только через неделю, когда Лариса стала забывать об этой случайной встрече. Извинился, объяснил, что все-таки подвернул тогда ногу и сидел на больничном, раны зализывал, а потом пригласил в ресторан. Так и закрутилось. Алексей оказался человеком интересным, начитанным, с большим жизненным опытом и отличным чувством юмора. Лариса смеялась с ним больше, чем за всю остальную жизнь. Они сходились все ближе и с удивлением замечали, как много у них общего.

Через 3 месяца Алексей предложил жить вместе, и Лариса согласилась. Почему бы и нет, им же хорошо вдвоем. А подумать о белом платье и обручальных кольцах время еще будет, можно и подождать немного.

Вот только по факту это немного растянулось на 5 лет. Сначала все было замечательно, словно во сне. Лариса просто на крыльях летала, душу в душу - это про них с Алексеем, это они так жили. Подумаешь, без штампа, не в бумажках счастье, пусть и гражданский у нее муж, зато самый лучший.

Через пару лет Лара намекнула любимому, что пора детей завести, переживала, как отреагирует. А он так обрадовался, сказал, что мечтает о ребенке. Лучше сразу о двух или о трех. Лариса хохотала, плакала от радости и целовала Алексея солеными губами. 

После этого разговора как-то незаметно пролетел год, за ним еще один и еще. С детьми не получалось. Оказалось, что и не получится. Врачи вынесли свой приговор: «Бесплодна». Ларису это оглушило. Наверное, она просто перестала обращать внимание на мужа, не заметила, что он совсем перестал шутить и приставать с поцелуями в самый неудобный момент, что начал задерживаться на работе, а дома сидел, уткнувшись в телефон, отвечая короткими, сухими фразами. 

Честно признаться, ее это устраивало, потому что самой хотелось тишины, одиночества. И когда Алексей сказал фразу: «Не пожить ли нам раздельно?», Лариса только равнодушно пожала плечами: «Конечно, милый, тебе виднее. Ты прав, как всегда». Он собрал вещи и ушел, она осталась.

Все произошло слишком буднично и просто, никаких драм, никаких скандалов. Получается и так бывает. Жаль, что в чужую душу не заглянешь. Возможно Алексей надеялся на эффект шоковой терапии. Думал, что Лариса очнется, придет с себя и заметит пустоту вокруг, а потом просто снимет трубку и позвонит: «Привет, как дела? Знаешь, я соскучилась». Так в общем-то и произошло, только слишком поздно, почти через полгода. Большой срок, достаточный, чтобы все забылось: и горе, и любовь.

Когда Лара набрала-таки знакомый номер, услышала на той стороне веселый женский смех и молча повесил трубку. О чем теперь говорить? Все ясно. Значит не был Алексей ее половинкой, а жаль.

Постепенно жизнь снова обрела смысл, вошла в привычную колею. Справляться с периодической хандрой очень помогала Ира со своим мужем и крохотной дочкой. Подруга три года назад родила прелестную малышку – Женечку – рыжее солнышко в забавных кудряшках. Лара возилась с ней с самого первого дня, упивалась даже временной иллюзий материнства, смеялась: 

«Ирка, ты просто обязана нам с тобой еще пацана родить, я хочу быть дважды тетей».

А теперь, получается, что Ирки нет и Вадима нет, оба погибли одновременно в автомобильной катастрофе, когда ехали в сад за дочкой.

«О господи!» - Лариса внезапно вынырнула из глубин своих воспоминаний.

Женя, Женечка, как же она теперь? Где? С кем? Наверное, Алла Борисовна себе малышку забрала. Это же ее родная внучка, ребенок единственного сына. Позволит ли она девочку навещать? Надо позвонить, предложить помощь, сейчас ведь у нее такое горе и столько страшных хлопот.

Дрожащими руками Лариса набрала номер, который когда-то давно забила в память телефона на всякий случай. Ну вот он и пришелся. Разговор получился коротким: 

«Помощь? А кто вы такая, милочка, чтобы я у вас одалживалась? Похороны - не ваша забота, сама разберусь. Знаете, мне нет совершенно никакого дела до друзей женщины, которые окрутила и погубила моего мальчика. Попрошу больше сюда не звонить. Женя? Понятия не имею. Мне она не нужна, я ее вообще никогда в жизни не видела и не собираюсь. Узнавайте в опеке. Кажется, ее забрал кто-то из этих органов». 

И все, гудки в трубке.

Лариса долго не могла осознать, что все происходящее реально.
Неужели не дрогнет сердце Аллы Борисовны?
Неужели она отправит внучку в приют?
Со временем убедилась, может, видно и так бывает. Решение пришло само собой. Хотела быть Женьке тетей, а станет мамой. Она не позволит этой крохе расти в детском доме, уж она-то знает, как там несладко.

Лариса принялась обивать пороги, ей улыбались, обещали посодействовать, говорили, что не должно быть никаких препятствий для оформления документов, а потом натыкались на ее статус «не замужем» и мрачнели лицами. Объясняли: 

«Для удочерения девочки рассматриваются только полные семьи, вряд ли вам, одинокой, отдадут ребенка, тем более что желающие имеются. Вон, только на днях приезжала на смотрины холостая пара и Женечка им очень понравилась. Понятно, что вам девочка как родная, но есть строгий порядок. Вот если бы у вас был муж».

В отчаянии Лариса даже собиралась дать объявление о поиске фиктивного супруга. Ну, мало ли, может за деньги или за прописку. Обращалась за советом к знакомым. Вот кто-то из них и подсказал: 

«А что бывшего своего не попросишь, Алексея, кажется? Он сейчас вроде одинокий, что-то там у него не срослось на личном фронте, ушел от свои последние мадамы».

Лариса руками замахала: «Да что вы?! Нет-нет!». Потом посидела, подумала, время подпирает, опять из опеки звонили с очередным отказом.

«Надо что-то срочно делать! А чем я, собственно говоря, рискую? Ну, пошлет меня, подумаешь, переживу».

И набрала номер по памяти, словно и не забывала никогда, не вычёркивала из всех своих записных книжек. Пока набирала, давала зарок: 

«Подожду только 10 гудков, нет, только 5, если не снимет трубку, значит не судьба».

Алексей ответил сразу: 

«Да, кто это?».

Лариса смущалась и комкала фразы, потом заплакала и говорила, говорила о Женечке, об Ирке с Вадимом, которые так нелепо погибли, о бессовестной Алле Борисовне, о проблемах с документами, она о чем-то просила, что-то обещала, извинялась и снова плакала. Алексей слушал молча. Когда Лариса выдохлась, сама изумилась своей глупости и решила прощаться. Ответил: «Я понял, сейчас буду».

Как же Лариса ценила раньше эту его лаконичность, готовность все бросить и лететь на помощь. Почему не вспоминала об этом тогда, отталкивая любимого собственными руками?
Почему эгоистично упивалась только своим горем, не желая понять как темно и печально у него на душе?

Через час они сидели на кухне, и Лариса уже без слез объясняла ситуацию с усыновлением: 

«Ты не переживай, у нас будет строго фиктивный брак, я совершенно не претендую на твою свободу и ничем не стану тебя нагружать».
«Посмотрим» - буркнул Алексей и поехал к своим знакомым, которые, по его словам, могли ускорить процедуру бракосочетания.

Через месяц молодожены вместе с Женечкой торжественно входили в квартиру. Малышка прижималась к Ларисе, но при этом с большим интересом поглядывала на Алексея. Лара подумала, что он напоминает ей собственного отца, такой же высокий, крепкий.

Поужинали, уложили женю в кровать, дружно поцеловали на ночь, вышли и закрыли за собой дверь.

- Ты сейчас к себе? - неуверенно спросила Лариса. -А вдруг она ночью проснется или еще что случится?
- Знаешь, постели-ка мне пока на кухне, потом разберемся, как быть.

Потом - удивительное слово, очень емкое.

Потом надо было еще подписывать куча всяких бумажек.

Потом собираться с Женькой в зоопарк на входные всей семьей, как положено.

Потом вместе покупали ей новую одежду.

Потом Женька простыла и они по очереди дежурили у ее кроватки, щупали лоб и бегали в аптеку.

Потом закончилась весна, летом решили поехать на море, чтобы дочка порадовалась солнышку, поэтому отправились вместе на рынок выбирать самый яркий плавательный круг и самую красивую панамку.

Получив в подарок от Алексея огромного надувного зайца, Женька громко рассмеялась и кинулась обниматься: «Папочка, мамочка, я так вас люблю!». Лариса и Алексей переглянулись и словно впервые увидели друг друга.

Вечером они снова пили чай. Женька давно спала, набегавшись за день. Они все никак не могли пожелать друг другу спокойной ночи. «А может…» - неуверенно спросила Лариса и поняла, что они произнесли эту фразу хором. Алексей подхватил ее на руки и понес в спальню.

Еще через месяц Лариса, проснувшись, обнаружила маленькую бархатную коробочку на своей подушке, внутри лежали два обручальных кольца.

- Что это?

Алексей смущенно потёр переносицу:

- Мы же в некотором роде уже женаты, а предложении я тебе так и не сделал. Да, понимаю, кругом сам виноват. Ларка, прости меня, я был таким дураком, столько ошибок наделал. Обещаю, если ты ответишь «да», стану самым идеальным мужем на свете. Ну что ты скажешь?
- Скажу, я скажу, что меня кажется сейчас стошнит, - воскликнула Лариса и пулей метнулась в ванную.

На следующий день они сидели вместе, обнявшись, и с восторгом разглядывали тест на беременность с двумя заветными полосками.

Выходит, и так тоже бывает.

Источник