Настасья Петровна жила в селе в доме своих родителей. Жизнь ее сложилась печально. Когда была еще молодой, погиб муж. Одна поднимала двоих сыновей. Трудно было, денег все время не хватало, приходилось на двух работах трудиться. Пацаны болтались без присмотра.

В школе учились кое-как. Старший попал в дурную компанию, которая не довела до добра. Не стало его, когда 16 ему было, что-то принял запрещенное. Настя с младшим переехала в деревню, в родительский дом, чтобы уберечь сына от плохого. Но беда все равно подстерегла. Призвали Саню в армии, оттуда он не вернулся – несчастный случай.

Вот и доживала бабка свой век одна. Пенсии хватало, да и много ли ей надо было. Огород не копала, живность не держала. С годами стала она совсем странной, видно пережитое давало себя знать. За собой совсем не следила, из-под старенького платка выглядывали седые всклоченные волосы. Платье стало совсем редким из-за долгой носки. На ногах – стоптанные ботинки. Ходила по улице и всегда что-то бормотала. Ей все казалось, что все ее мужички живы, надо просто найти их.

В селе чудную старуху старались обходить. Никто с ней не общался. Только дети всегда бежали следом за ней, если она шла по улице, и кричали:

-Баба-Яга! Баба-Яга – костяная нога!

Хватали камешки и кидали ей под ноги. Она не обижалась на них, потому что была занята делом – искала среди детей своих сыночков. Взрослые видели, как ребятня издевается над старухой, но замечаний не делали. А за глаза тоже обзывали ее Бабой-Ягой или Кикиморой, обходили стороной, боясь, что беду накликает.

Петровна шла из магазина. Проходя мимо песочницы, она подошла к детям и спросила:

-Вы не видели Саньку моего? Пошли с ним за хлебом в магазин. Пока покупала его, он, постреленок, убежал куда-то. Не знаете, куда?

-Знаем, знаем, вон в те кусты, - ответил самый старший из детей и стал набирать в ладошки песок, чтобы кинуть в бабку. Другие дети последовали его примеру. Они окружили старушку и стали оттеснять ее к тем кустам. Она боязливо пятилась, не собираясь делать ничего плохого малышне. Ребятня стали кидать ей под ноги песок, потом камушки и кричать:

-Баба-Яга, Костяная нога!!! Баба страшная Яга, вместо носа – кочерга! Где твоя ступа? Покатай нас…

Петровна пятилась от детишек, потом припустила вдоль улицы. Мелкие с криками бежали за ней. Не добежав до своего дома три, она забежала в чей-то двор, чтобы спрятаться от обидчиков. Прикрыла калитку, стала подсматривать в щелку в заборе. Дети не уходили, поджидали ее, зная, что она забежала на чужой двор.

Бабка оглянулась и увидела сарай, где весело хрюкали свиньи. Подошла, с интересом стала наблюдать за ними. В это время сзади раздался строгий женский голос:

-Ты что тут делаешь, старая? Свиней наших украсть хочешь? Или порчу навести?

-Да, я сыночка Санечку ищу. Может, он к вам забежал? Не видели?

-Никого мы тут не видели. А ты не шарься по чужим дворам. Проваливай отсюда, а то мужа позову.

Бабулька быстренько ушла к себе. Дома она долго сидела в комнате за закрытыми ставнями и вздыхала:

-Так и не нашла Санечку. Куда убежал?

Через несколько дней праздновали День села. По этому поводу устроили ярмарку, выставку детских поделок, концерт, всякие конкурсы и игры. Все селяне принарядились и потянулись на площадь. Дома осталась, наверное, только баба Настя.

Старушка опять сидела в комнате с закрытыми ставнями и смотрела телевизор. Вдруг он погас. Проверила свет – не горел. Ей почудилось, что потянуло дымком. Вышла на улицу и увидела, что дым поднимаемся из того двора, где она пряталась от детей. Она поспешила туда. Калитка не была заперта, она вошла и увидела, что горит крыша сарая, где истошно визжали свиньи. Сначала Петровна растерялась:

-Ой, беда, беда! Что делать-то? И людей никого нет.

Подошла к запертым дверям свинарника и открыла их. Перепуганные свиньи с визгом разбежались по двору. Бабка вышла на улицу и тала кричать:

-Пожар! Горим!

К счастью, не все были на праздники. Мужик, который жил через два дома, выбежал, увидел дым и стал звонить в пожарку. Спасатели приехали быстро.

Народ, увидев красную машину, побежал следом за ней. С пожаром справились быстро, но сарай очень пострадал: выгорела крыша и две стены.

Пожарные говорили:

-Хорошо хоть свиней внутри не было. Кто-то выпустил их. Да и людей позвал, а то огонь перекинулся бы на дом. Да и соседи могли пострадать.

Хозяева дома Ермаковы горевали из-за пожара. Хозяйка сокрушалась:

-А свиньи-то где? Разбежались по всему селу. Как их теперь собирать-то?

И грядки потоптали!

Народ накинулся на нее:

-Да, ладно тебе, Светка. Соберем мы твоих свиней. Главное, что дом цел. А кто спас-то вас? Кто свиней выпустил? Все же на площади были.

Тот дядька, что звонил пожарным, и сказал, что это чудная старуха. Все оглянулись, ища ее, но она уже была дома.

Свиней Ермаковым собрали, помогли восстановить сгоревший свинарник.

Вечером в дом Настасьи Петровны постучали. На пороге стояли Ермаковы с большой корзиной всякой-всячины: помидор, огурцов, моркови, лука, картошки, мяса, молока. Они топтались у входа. Хозяин сказал:

-Баба Настя! Мы пришли спасибо Вам сказать. Спасли Вы наших свиней, да и дом тоже. Если бы не Вы, не знаю, что бы было. Примите от нас гостинчик.

Света добавила:

-А меня простите за то, что тогда Вас из двора погнала. Я же не знала, что ничего плохого Вы не думали. И детей простите, что обзываются. Глупые они еще. Мы обязательно замечание им сделаем и запретим называть Вас плохими словами.

Мужчина продолжил:

-Вы, если что, обращайтесь к нам за помощью. Может, по дому надо что сделать. Или на огороде. Так мы запросто.

Света предложила:

-Баба Настя! А давай я тебе платье новое сошью. Твое-то уже совсем старенькое. У меня и ткань найдется. Только не стесняйся.

Петровна сидела на табуреточке, слушала их, теребя передник. Впервые за долгие годы ей говорили добрые слова.

Источник