Ольга двадцать пять лет не была в родном городке, с тех пор как окончила школу. Только получила аттестат в руки - и прощайте все! Умчалась без оглядки от отца и мачехи...

Нельзя сказать, чтобы мачеха была злодейкой, как в сказках - нет, она, Ольгина тёзка, была человеком неплохим и никаких козней Ольге не строила, но всё же было обидно... Когда умерла Олина мать - а Оле было всего шестнадцать лет - отец и года вдовцом не продержался, привёл в дом Ольгу Васильевну.

Отношения у Ольги с мачехой так и остались ровно холодными. Отец приезжал к Ольге в гости, но всегда один, без жены. Когда Ольга звонила отцу и трубку брала Ольга Васильевна, то, поздоровавшись, она сразу говорила:"Передаю трубку папе". 

А вот Ольгин муж с Ольгой Васильевной с удовольствием болтал по телефону. И дочки её на каникулах подолгу гостили у дедушки с бабушкой - да, они относились к Ольге Васильевне, как к родной...

А теперь Ольга с семьёй приехала в родные края на похороны мачехи.

Народу на похоронах, несмотря на преклонный возраст покойной, было огромное количество - возможно, потому, что Ольга Васильевна была учительницей...

После поминок к Ольге подошёл невысокий полноватый мужчина. Спросил: "Не узнаёшь меня, Оля?"

Вглядевшись, Ольга узнала Кольку Семёнкина... Это его она провожала в армию в качестве "его девушки". В их краях призывник считался совсем никчёмным, если на его проводах в армию, которые по размаху были сродни свадьбе или юбилею, не было провожавшей его девушки.

Вот Ольга и согласилась на эту роль, хотя Колькиной невестой себя не считала. Вскоре после этого поступила в институт, начала совсем новую жизнь и про Николая совсем забыла.

Николай протянул Ольге толстую пачку писем: "Прочитай. Я думаю, тебе будет интересно..."

Ольга приехала к отцу надолго - на весь отпуск. За хозяйственными делами до писем руки дошли не сразу, но, как только первые строчки одного из писем попались ей на глаза, Ольга так и села на пол между ведром и шваброй...

Это была переписка неизвестной Ольге девицы с Колей Семёнкиным. И, что самое поразительное, от её, Ольгиного имени... Кто это сделал, зачем?! Зачем было прятаться под её именем - ведь всё равно этот обман вскрылся бы со временем!

Ольга читала письма, забыв про время и про дела... Судя по письмам Николая, в армии ему было очень несладко. Он не жаловался, просто писал о своей солдатской жизни... О том, как чистил сортиры, о бессмысленных приказах отцов-командиров, о том как один из его товарищей покончил с собой (слава Богу, отмучился)... 

О том, что не может представить себе, что где-то люди живут не в казармах, а на свободе - там, где можно принадлежать самому себе и что где-то ходит по улицам чудесная девушка Ольга... 

Письма к солдату той, что прикрывалась именем Ольги, были ласковыми и добрыми. Писавшая их просила Николая потерпеть, ведь всё проходит, закончится когда-нибудь и его служба и начнётся настоящая жизнь, а она, Ольга, обязательно его дождётся...

Ольга, читая письма, всё пыталась вычислить - кто из её тогдашних подруг мог всё это написать... А письма Николая к этой неведомой Ольге становились всё более пылкими. Он писал, что очень любит её, приедет, обязательно женится и всю оставшуюся жизнь будет носить её на руках.

Ответы "невесты" были уклончивыми. Она не отвечала на его признания в любви, просила его не делать опрометчивых предложений по поводу замужества - ведь всё может измениться при встрече - за два года и мы с тобой, Коля, изменимся... Намекала на то, что боится его разочаровать.

Николай негодовал, требовал окончательного ответа (положительного, разумеется), а "Ольга" всё увиливала .

- Дурнушка какая-нибудь, видно, - делала выводы Ольга. - На глаза показаться боится.

Уж Ольга-то в те времена никому не боялась показываться на глаза...

Финал переписки стал для Ольги громом среди ясного неба. В последнем письме, написанном Николаю за полгода до дембеля, было написано вот что: "Дорогой Коленька! Теперь я не боюсь за тебя, сынок - ты стал настоящим, сильным мужчиной, да и служить тебе осталось всего полгода...

Поэтому скажу тебе всю правду: всё это время письма тебе писала не сама Ольга, а её мачеха, Ольга Васильевна, то есть я. Когда твоё первое письмо попало мне в руки, Ольги уже не было в нашем городе. Вскрыла я его случайно, поскольку мы с ней тёзки, а когда прочитала, то очень испугалась за тебя, в таком ты был отчаянии. Ты не жаловался и не просил помощи, но между строк читалось, что без поддержки тебе очень тяжело.

С твоей мамой мы договорились, что она не будет тебе писать о том, что Ольга давно не появляется в родных краях. Оля пишет, что у неё всё хорошо - занимается общественной работой, хорошо учится.

Прости меня за этот обман - просто мне очень хотелось, чтобы тебе служить было хоть чуть-чуть полегче".

На девятидневных поминках Ольга вернула Николаю письма.

- Они тебе нужнее, - сказала Ольга.

- Она ведь спасла меня этими письмами, - признался Николай. - Если бы не Ольга Васильевна, я бы там не выжил... А вот скажи честно, ты стала бы писать мне?

- Нет, Коля, как ни стыдно это признать, - ответила Ольга. - Тогда я была совсем другим человеком. Я почему-то считала, что имею право на то, чтобы отвечать холодностью и равнодушием на любовь и заботу близких мне людей. Почему я так считала, теперь не понимаю.

Жизнь меня хорошо поколотила, Коля и выбила из головы эту дурь, как пыль. Я стала совсем другой, но теперь тебе и не нужны были бы мои письма... 

- Я знал, что ты к ней относилась ... не очень. Вот и решил показать тебе эту переписку, чтобы ты знала, какой она была, - сказал Николай, забирая письма. 

- Как много она сделала вместо меня, - думала в поезде, возвращаясь домой, Ольга. - Спасла Колю, заботилась о моём отце и о моих детях... А мне ни разу не пришло в голову поговорить с ней, выслушать её - а у Ольги Васильевны было чему поучиться. А ведь жизнь - это маршрут в одну сторону, и только в историях про попаданцев можно вернуться в прошлое... Жаль...

Ощущение невосполнимой потери росло и росло в Ольгиной душе...

Источник