Валентина Ивановна жила на окраине деревни, в самом последнем доме у опушки леса. 

На самом деле, это раньше, когда она жила в городе и работала на заводе, её звали Валентина Ивановна. Сейчас она была для всех просто бабушка Валя.

У бабушки Вали было три внука, озорные мальчишки погодки. Часто приезжали к бабушке на выходные, а уж летние каникулы полностью проводили здесь, в деревне.

Старший, конечно, уже старался помогать, но всё таки третьеклассник. То ведро воды домой принесёт, то охапку дров на летнюю кухню, где бабушка варила варенье.

Средний внучек тоже не ленился. Ягоды хорошо собирал, тщательно. В самую крапиву залезет, но ни одной малинки не пропустит. Собирал скошенную траву для кроликов, уж очень он любил их кормить, наблюдать, как они, не переставая, что-то жуют, жуют, шевелят ушками и моргают томными глазами с длинными ресницами.

Младший готовился пойти в школу, поэтому баба Валя и не просила его помогать. Главное - чтобы читал побольше книжек.

Хозяйство у бабушки было очень большое: кролики, куры, индюки и даже козы. 

- А ка же - любила приговаривать она - Внуки же растут. Мальчишкам надо всё натуральное.

Другие бабушки в деревне посмеивались над ней. 

- Надо ли так утруждаться, когда сейчас можно купить, хоть натуральное, хоть не натуральное, давай только денюжки. Автолавки то вон, каждый день теперь приезжают, а иной раз и по два раза в день.

Но Валентина Ивановна придерживалась своего мнения. 

- И чем же ещё заниматься в деревне, как не своим хозяйством? Кабы не мои курочки, да козочки, ведь со скуки померла бы уже давно - рассуждала она.

В деревне хозяйство было только у неё. 

В этом году внучата уже уехали. Осень приближалась, дожди лили всё чаще, и по утрам чувствовалось холодное дыхание севера.

У бабушки было очень много забот. Подготовка к зиме - дело не легкое. Надо было утеплить сарай, переворошить сено, запастись опилками, соломой, оставить запас зерна и комбикормов. 

Сарайчик для животных стоял сразу за домом. Он то и защищал его от земных ветров, снежных вьюг и проливного дождя. Между задней дверью дома и сараем был сделан навес, чтобы можно было спокойно проходить по улице во время дождя и снега. 

Домишко у бабушки был небольшой. Две маленькие комнатки и кухонька с узкой печкой. Сени тоже крохотные, запасы хранить было негде, поэтому всё зерно, сено и корма, бабушка Валя хранила в отдельной комнатке в сарае. 

Сразу за ним находились козы, потом - зимние клетки для кроликов и просторный курятник. Сарайчик не требовал отдельного отопления. Зимы были снежные, но не суровые. От козочек шло такое тепло, которое распределялось и к кроликам, и к курочкам. Животным было тепло и уютно.

И вот, однажды, случилось непредвиденное. Стала бабушка замечать, что в мешках с зерном и комбикормом, кто-то понаделал маленькие дырочки. 

- Мыши. Вот окаянные, поселились на сеновале и задумали лакомиться кормами.

Бабушка запасла много зерна, ей было не жалко. Одна беда, мыши приходили не просто покушать, они стали таскать зерно к себе в нору.

- Поди, узнай, где у них эта нора. Так ведь за зиму всё зерно перетаскают. 

Шло время. Мышки активно пользовались бабушкиной добротой и уже перестали её бояться совсем. Бывало, зайдет она в сарайчик, а они врассыпную по полу, залезут на полки и сидят, не двигаются, смотрят на бабушку своими глазками пуговками и моргают.

- Ну что с ними будешь делать? А так за мышами крысы придут. Эти разбойники и яйца воруют, и по весне могут цыплят даже таскать.

А вот кота у бабушки Вали не было. Была кошка Муська - знатная охотница, да только старая уже была совсем, и в этом году её не стало.

Ребятишки привезли бабушке из города котёночка, да только маленький он ещё совсем. Бабушка его из дома то только два раза погулять и выпускала. Одним словом, беда да и только с этими серыми жильцами.

Когда бабушка ходила по вечерам кормить животных, в деревне это называется задать корм, уже смеркалось, и она стала включать лампу под навесом.

Три дня всё было хорошо, а на четвертый - лампочка перегорела, и, как на зло, запасные закончились.

С каждым днём становилось всё темнее, и бабушка стала замечать, что какая-то тень шмыгает к сараю, когда она открывает дверь из домика.

И тишина. Козочки помалкивают, знай себе пожёвывают сено. У курочек тихо, цесарки тоже не кричат, а они то знатные сторожа. 

Раньше, на Руси, всегда при хозяйстве держали цесарок - лучшие сторожа, собаку не надо. Чуть какой посторонний звук или шорох, такой крик поднимают, цокают, курлыкают, настоящую панику устраивают. Все другие животные и птицы понимают их переполох и сразу в кучу сбиваются. А тут, тихо. 

Стала бабушка Валя думать, что это за тень ей мерещится.

- Видимо, зрение подводит.

Но нет. По утрам, когда она ходила на первую дойку к козочкам, та тень тоже мелькала от сарая к лесу. И тишина.

Бабушка пересчитала курочек, уточек и индюков. 

-Все на месте.

Вечером она решила быть очень осторожной и проследить за тенью. Стояла она в сенях, стояла, смотрела через окно, но так и не увидела никого.

- Наверное, и в правду кажется - подумала она.

Пора было кормить животных. Пошла бабушка в сарай. Козочкам надо было подсыпать соломки. На улице совсем похолодало.

Зашла бабушка на сеновал, взяла вилы, поворошила соломку, наклонилась, чтобы ухватить охапочку побольше, а у стены, в уголочке, прямо возле козочек, свернувшись клубочком, лежал лисенок. Смотрит на бабушку своими глазами и нюхает воздух. 

Застала Валентина Ивановна своего нового жильца врасплох. Он смотрит на неё, она - на него.

- И что тут скажешь? Мал совсем лисенок, видимо мать потерял, вот и прибился на запах козьего молока, да на тепло.

Бабушка посмотрела на него с умилением и прикрыла соломкой.

- И козочки то - хитрюги. Ни одна не заблеяла, ни одна виду не подала. Ведь дикий зверь забрался, да что там зверь. Лисенок чуть больше котенка, такой на курицу то не позарится. Она вмиг его клюнет между глаз, вот и весь разговор.

Валентина Ивановна очень любила животных, всех, и домашних и диких. Она поставила у порога блюдечко и налила молока.

Утром молока не было, как и не было нового жильца. Только мыши моргали на полках своими глазами.

Вечером бабушка опять налила молока, за соломку не заглядывала, не стала пугать малыша. Только в шутку приговорила:

- Ну, коли поселился, так хоть мышей ловил бы что ли.

Утром бабушка зашла в сарай проведать рыжего жильца, да подоить козочек, и от удивления аж подойник из рук выронила.

На пороге, возле пустого блюдечка из под молока, лежали две дохлых мышки.

- Ай да, жилец - приговорила бабушка - Молодец.

Так у них и повелось. Она наливала с вечера молоко и получала на утро плату, в виде нескольких мышек. Остальных, лисенок, видимо, съедал, потому что серые нахлебники уже не так активно бегали по сараю и не кидались под ноги.

Бабушка хотела было дать лисёнку имя, но подумала, что лучше не приручать дикое животное, всё таки лес - его дом. Так они и зимовали.

Иногда бабушка видела шуструю тень, иногда нет. Но уже не переживала о том, кто же это. Она точно знала, что это рыжий жилец. 

Когда выпал снег, она видела его следы, ведущие от сарая к опушке леса. За зиму лис протоптал хорошую тропинку к сарайчику бабы Вали.

Зима закончилась. Природа просыпалась и оживала. Мыши ушли в поля. Ушел и рыжий жилец. Вот уже целые две недели блюдечко с молоком оставалось нетронутым. 

Котик у бабушки подрос, и теперь редко приходил с улицы домой. Научился ловить мышей, и бабушка подумывала поселить Пушистика на зиму в сарай.

Вскоре приехали внуки. Деревенская жизнь пошла своим чередом. С огородом, при хозяйстве, лето проносится незаметно и быстро. 

Снова ребята уехали. Котейка уже привык ночевать в сарае, как вдруг, бабушка стала замечать, что не хочет идти Пушистик на работу. Прямо шерсть вся дыбом, ни в какую не идет.

- Да что ж такое?

День ото дня кот всё отказывался заходить в сарай, как вдруг, баба Валя заметила тень.

- Да не может быть - подумала она.

Скорее поспешила бабушка в сарай, подошла в тот самый угол и отодвинула охапку с соломой.

Там, свернувшись клубочком, лежала молоденькая лисичка, не крупная, с белым кончиком на хвосте, всё как полагается, черные ушки. А из под живота выглядывали четыре маленькие мордочки с глазками пуговками.

Бабушка поставила блюдечко с молоком, прикрыла угол соломкой и, широко улыбаясь, отправилась домой.

На утро, по обыкновению, возле блюдечка лежала мышиная оплата. Валентина Ивановна до самой весны ходила в сарайчик очень осторожно, стараясь не побеспокоить своих рыжих жильцов. 

Иногда только стояла тихонечко у порога и прислушивалась. За соломой, в углу, было очень тихо, лишь иногда было видно, как немного приподнимается и шевелится солома.

Бабушка Валя улыбалась и уходила домой. А Пушистик, так и не зашел в сарай, ни разу за всю зиму.

Ни одна курочка, уточка, или другая птица, за всю зиму не пропали у бабушки Вали.

Весной она рассказала эту историю приехавшим внукам. Мальчики побежали в сарай, хотели посмотреть на лисят, отодвинули солому, но в углу уже никого не было, только примятая солома, да серо-рыжая шерстка вокруг.

Источник