Месяц назад мне в дверь позвонила посторонняя женщина, лет 45-48. По крайней мере мне так показалось. Я не очень-то люблю открывать двери незнакомым, поэтому долго выспрашивала кто она такая и чего хочет. 

Незнакомка представилась Марией и сказала, что она дочь Аллы Семеновны, моей соседки. После этого я, конечно, открыла, нужно было узнать, что случилось с нашей замечательной Аллой Семеновной.

Мария попросила войти потому что у нее ко мне был какой-то важный разговор. С чего бы это, подумала я, но впустила.

То, что рассказала Мария повергло меня в шок. Я никогда не могла подумать, что кто-то вот так может обойтись со своей матерью. Но то, что мне говорили, я слышала своими ушами.

По порядку. 

Алла Семеновна, милейшая старушка 82 лет от роду. Живет этажом ниже. Прекрасная, интеллигентная женщина, очень бодрая для своих лет. Но уже много лет проживает одна с очередной собачкой. 

Муж ее умер лет 20 назад, а дочь, эта самая Мария, лет 20 как живет в Америке. Там у нее большой дом, муж и трое детей. Алла Семеновна сама мне об этом с гордостью рассказывала.

А маме дочь когда-то купила квартиру в нашем доме, хорошую, надо сказать, и была уверена, что выполнила свой дочерний долг на все сто.

Так и жила Алла Семеновна одна в большой квартире на свою приличную пенсию и ни в чем нуждалась.

Но… В один момент, если верить Марии, случилось сразу два непредвиденных события.

Во-первых, ее муж в Америке попал в аварию, стал инвалидом и потерял работу. Через полгода у них отобрали дом, который они не успели выкупить до конца, и семья этой Марии оказалась практически на улице. Женщина наскребла денег на билет и прилетела в Москву, чтобы, внимание, — продать трехкомнатную мамину квартиру, а ей купить что-то типа студии. 
Но…

Узнав о ситуации дочери, раньше она ничего матери не сообщала, у Аллы Семеновны случился инсульт. Три недели в больнице и пожилую, недееспособную женщину выписывают домой.

Марина в панике. Везти больную мать в Америку она не может, говорит, что там реабилитация и уход будут стоить десятки тысяч долларов, остаться и ухаживать за матерью она не может (или не хочет), квартиру продать надо, но куда мать определить, а главное, за какие деньги.

И вот, всю эту историю незнакомая мне Марина, вываливает на меня. Тогда я еще не знала зачем.

В общем, час она меня грузила своими проблемами, а потом ушла, чтобы вернуться с невероятно выгодным, по ее словам, предложением, которое выглядело следующим образом.

Она дает мне 500 долларов за то, чтобы ее мама полежала у меня, пока продается квартира. Как я поняла, покупать студию она маме уже не собиралась.

На мой вопрос: а куда потом отправиться Алла Семеновна, Мария буднично ответила — в государственный интернат для престарелых.

Если честно, я впала в ступор. С одной стороны, мне было очень жаль свою пожилую соседку, которую я знаю больше 10 лет, с другой — не знала, что ответить. У меня семья, дети, муж, как я могу взять в квартиру, в принципе, чужого мне человека.

Я спросила Марию: «Вы понимаете, что в интернате ее дни сочтены, что ей необходимо присутствие близких в эти сложные дни». На что дочь ответила весьма прагматично, прямо по-американски: «Если я этого не сделаю, мои дети будут жить под мостом, а матери немного осталось».

Занавес.

Признаюсь, я отказалась от роли сиделки, а Аллу Семеновну не взяли в Интернат, потому что там таких лежачих некому обслуживать. 
Сейчас она в хосписе. Дочь продала квартиру и улетела.

Любите и цените своих родителей.

Источник