Мария Васильевна жила одна в своем деревенском доме. Дом был справный – покойный муж строил, всю душу в него вложил. Во дворе баньку поставил. Хотя Мария была уже в годах, в свои 67 лет она сама управлялась и с домом, и с огородом, на зиму крутила банки, варила варенье.

Все беспокоилась о единственной дочке, чтобы обеспечить ту своими заготовками. Конечно, с годами стало пошаливать давление, ноги стали болеть. После долгой работы на грядках, особенно после прополки, вступало в спину, приходилось мазать ее народными средствами.

Дочка же давно жила в городе. Она закончила университет, еще на 4 курсе выскочила замуж и с тех пор редко заглядывала в родной дом. И вареньями-соленьями не интересовалась. Приезжала очень редко, да и звонила изредка. Некогда ей было.

С мужем разъезжала по дорогим курортам, обустраивала новую квартиру, а потом и вовсе бизнесом занялась – открыла свой магазин, где продавали одежду и обувь. Со временем она мечтала, что откроет еще и бутик с брендовыми вещами. Конечно, в этом ей помог супруг – вложил свои средства в ее магазин. Но Ольга считала, что во всем – ее заслуга, что она – успешная бизнесвумен.

Муж Оли очень просил, чтобы она родила ребенка, но та спешила:

-Куда торопиться? Мы же такие молодые. Надо для себя пожить. Вот раскручу свой бизнес, открою еще бутик, тогда и подумаем.

Но супруг не захотел ждать: начал крутить роман со своей новой секретаршей, и та вскоре объявила ему, что у них будет ребенок. Муж ушел к молодой, вскоре у него родился сын.

Ольга осталась один на один со своим бизнесом. Она раньше даже понятия не имела, что успехом своего дела была обязана бывшему супругу. А теперь навалились все проблемы разом: обманывали поставщики, снизился торговый оборот, выросла аренда. Женщина хваталась за голову.

Обратилась за помощью к бывшему, но тот отказал, потому что Оля привела в их квартиру сожителя. Он и посоветовал, чтобы она обратилась за помощью к нему. Молодой же гражданский муж, как она его называла, не хотел заниматься вообще ничем. Игорь целыми днями торчал или в компьютере, или телефоне и все время канючил:

-Любимая, ты же обещала мне машину. Ну, когда же ты, наконец, сделаешь подарок своему котику?

Денег на подарок котику не было. Бизнесменша нахватала кредитов, но это не помогло поправить дела. А по кредитам надо было платить. Платить было нечем. Стали доставать коллекторы: грозили, встречали у подъезда, могли позвонить в квартиру глубокой ночью.

Тут-то голову бизнес-леди и посетила гениальная, по ее мнению, идея:

-Игореша! У моей мамы в деревне хороший дом. Столичные дачники давно к нему присматриваются. Там и баня есть, сад-огород большой. Если его продать, все долги можно погасить, еще и на машинку тебе хватит. Только придется ее к нам забрать. Как ты на это смотришь?

Мужчина отвлекся от компьютера:

-А что? Идея отличная. Места хватит всем. А со старушками я ладить умею.

Уже на следующий день Ольга прикатила к матери. Та была очень рада, думала, что дочка соскучилась. Не откладывая разговор в долгий ящик, дочь начала уговаривать мать:

-Продашь дом, будешь с нами жить. Комната отдельная будет, все удобства. Баню топить не надо. И с огородом ты уже намаялась, все же в магазине можно купить. Печку топить не надо. Да и здоровьем твоим займемся, подлечим у хороших докторов. А главное – будем всегда вместе.

Последний довод и стал решающим. Марья побежала своей подруге и соседке Анне сообщить новость, забежала к ней вечером на чаек. Но та не разделила радужных надежд на красивую жизнь в городе:

-Ты же всю жизнь в деревне прожила. Не сможешь ты в городе. Да, и Олька твоя столько времени нос не казала, а тут явилась, по мамке соскучилась. Деньги ей твои нужны. А не приживешься на новом месте, куда денешься? Дома-то уже не будет.

Переубедить Машку она не смогла. Дочка быстро решила все вопросы и велела собирать вещи, взять только самое необходимое, мол, потом в ее магазине все купят.

Марье Васильевне выделили небольшую комнату с кроватью, небольшим шкафом и телевизором. Отношение дочки как-то сразу изменилось. Все дни она торчала в магазине, вечерами приходила усталая и злая и не вспоминала о матери. Игорь все дни занимался своими игрушками, бабку не замечал, закрывал дверь в свою комнату, если она проходила мимо. Готовила дочка не каждый день, и порой старушка сидела голодная. Но делать что-либо на кухне дочь запретила. Марья могла бы сходить в магазин, но пенсию Ольга забирала. Никаких вещей ей не купила, и выходила бабка на улицу в стареньких осенних ботинках, хотя уже начинало холодать.

Один раз она заблудилась в большом городе, нашли с полицией. Так дочь так бушевала и запретила ей выходить из своей комнаты. Однажды Марья приболела, так даже отказалась при враче раздеться: стыдно было за старенькую выношенную сорочку, застиранную вконец. Дочка потом устроила выволочку:

-Ты что творишь? Я столько денег отвалила этому врачу.

Мать робко пыталась объяснить:

-Да, я бы разделась, только стыдно мне стало, сорочка совсем выносилась до дыр. А ты мне новую так и не купила.

Ольга взорвалась:

-Ты хочешь сказать, что я ничего тебе не покупаю? Да, только и делаешь, что выпрашиваешь чего-нибудь. Живешь на всем готовом. Чего тебе не хватает. Другая бы радовалась, а тебе все не так. Из-за тебя у меня и с Игорем отношения испортились, потому что ты везде суешь свой нос. Не нравится – уезжай.

-Да, куда же я поеду? Дом-то мой ты продала.

-К подруге закадычной поезжай. Примет, не выгонит же на улицу.

И выбежала из ее комнаты. Старушка тихонько заплакала, собрала в старенькую сумку свои вещички и, не прощаясь, ушла. Уже вечерело, автобусы в деревню уже не ходили, и Марья Васильевна поплелась на шоссе. Никто не останавливался, только один паренек на стареньких «Жигулях» пожалел бабку, согласился подвезти до развилки на село.

От развилки нужно было идти еще 2 километра. Было темно. По земле мела поземка, ноги скользили по обледенелой дороге.

В доме Анны было темно. Беглянка постучала в окно. На кухне загорелся свет. Хозяйка спросила:

-Кто там по ночам шатается? Чего надо?

И услышала знакомый голос:

-Нюра, это я.

После ухода матери дела у Ольги пошли совсем плохо. Сначала застукала своего сожителя с какой-то бабой в их постели, потом и бизнес разладился, пришлось продать его по дешевке.

Она сидела одна в своей большой квартире и плакала:

-Мамочка, прости меня. Я так тебя обидела. Все потеряла. Зачем я тебя выгнала? Ведь роднее тебя у меня никого не было и не будет.

Через пару дней она прошла мимо своего дома и постучала к Анне. Та вышла на улицу:

-Явилась? А мать-то как тебя ждала. Все глаза проглядела.

-А где она? Я за ней приехала.

-Поздно спохватилась. Померла Маша. Я ведь звонила тебе, да ты не ответила.

Слезы застилали глаза Ольги, когда она шла на сельское кладбище, а губы все время шептали:

-Прости меня, мамочка…

Источник