Она была категорически против рождения внука, а он оказался единственным человеком, ради которого она могла бы выжить...

Марина вышла из лифта со своим двухгодовалым Павликом и увидела на лестничной площадке ... свою несостоявшуюся свекровь! Так и не удалось ей избежать встречи с женщиной, разбившей её жизнь...

Взглянув на Павлика, Людмила Ивановна бросилась перед Мариной на колени. Теперь её очередь была лить слёзы перед той, которую она когда-то так не хотела видеть своей снохой...

Павлик, сын её единственного недавно погибшего сына, оказался так похож на отца, как будто время пошло вспять. Осиротевшей матери на мгновение показалось, что это - её Костик, и не было пролетевших лет, и не было унесшей его катастрофы...

Людмила Ивановна умоляла Марину позволить ей видеться с Павликом, помогать его растить...

Дрогнуло маринино сердце - сердце матери. Впустила она свекровь в дом... Ведь только после рождения Павлуши она смогла понять и представить себе, что чувствует мать, потерявшая единственного сына...

А ведь три года назад Людмила Ивановна сделала всё, что было в её силах, чтобы Павлика не было. Совсем. Чтобы его убили в теле матери, слили в медицинский сосуд и - с глаз долой, из сердца вон!

Несколько лет назад Марина и Костя были московскими студентами-однокурсниками, молодыми и влюблёнными... О том, чтобы снимать квартиру, нечего было и мечтать: Марина были иногородней и жила в общежитии, а Костя жил с мамой, вырастившей его без отца.

Когда Костя привёл Марину к себе домой и объявил, что Марина - его жена, первым маминым вопросом был: "И, конечно, она иногородняя?"

Марина съёжилась, а Костя шепнул: "Не робей, я же тебя предупреждал! Ничего, всё будет хорошо!"

Хорошо не стало... Людмила Ивановна , войдя в комнату молодых, отыскивала пыль в самых непредсказуемых местах и, проведя по ней пальцем, демонстрировала свою находку.

А когда Марина утром предлагала ей свежеприготовленный омлет, молча отворачивалась и жарила себе глазунью...

Очень, очень трудно было смириться Людмиле Ивановне с тем, что её сыночек, её свет в окошке, такой добрый, умный, красивый (а у какой матери сын не красавец?),которому она всю жизнь свою посвятила, - закрывается со своей саратовской кралей в комнате, и дела ему до матери нет! 

И в такие-то юные года - в двадцать лет - жениться собрался! 

А когда случалось остаться с сыном с глазу на глаз, мама объясняла своему непрактичному дитяти, что иногородние девицы для того в Москву и едут, чтобы замуж за москвича выйти да квартирой завладеть! 

- Да как же она, мама, квартирой-то завладеет? - недоумевал сын. - Ведь квартира по документам - наша собственная!

- А так сынок, - проясняла ситуацию мама, - что завладеть-то не завладеет, а как ребёночка родит, так что же ты её, в своей квартире, что ли, не пропишешь?! Так ведь ни в поликлинику с ребёнком не сходить, ни в очередь на садик не встать, да и ещё мало ли чего! Пропишешь! А потом, пока ребёночку восемнадцать лет не стукнет, никуда её отсюда не выпроводишь! Думай, сынок, думай! А любовь - ну что любовь! И москвичку полюбить можно - чем они хуже!

Маринину тошноту по утрам и круги под глазами Людмила Ивановна заметила сразу... И стала объяснять дурочке-Марине, что сейчас не каменный век, и необязательно рожать, если это так некстати. Как ты будешь, беременная, учиться, как будешь учиться с ребёнком на руках? Ведь мамы возле тебя не будет!

Костя, узнав о марининой беременности, сказал, отводя глаза: "Нет, нельзя нам сейчас ребёнка, Маринка, никак нельзя - уж очень рано! Я не готов быть отцом! Придётся сделать аборт..."

У Марины земля ушла из-под ног... Тошнило только по утрам, а в остальное время в душе её пели скрипки! Она уже чувствовала себя матерью, она носила в себе только что зародившуюся жизнь, это величайшее чудо на свете... Ещё полтора месяца назад её не было, этой жизни, и вдруг - вот она, есть! 

И что теперь, на дрова эти поющие скрипки?! Или, может быть, в костёр?! 

Взбунтовалась душа доселе тихой и неконфликтной Марины: "Не дам я вам убить моего ребёнка!"

Cложила чемодан, перевелась на заочку и уехала к маме в Саратов. Там и родила Павлика...

Людмила Павловна облегчённо вздохнула, и теперь уже более настойчиво наставляла сына не впрягаться раньше времени в семейный воз - молодой ещё, гуляй, сынок, невест вокруг много!

Только где он теперь, сынок Костя?! Улетел на небо со своей подружкой в один миг... А джип подружкин всмятку...

Для чего и для кого теперь жить?! Одна надежда, что Марина не прогонит и позволит видеться с внуком, которого удалось ей спасти от несостоявшихся мужа и свекрови...

Источник