Костромская глубинка жила привычной жизнью. В этих удивительных краях сохранились участки первозданных лесов возрастом под 300 лет. Где-то здесь Иван Сусанин завел вражеский отряд поляков в дремучие лесные чащи. И зверья здесь было много, народ побаивался ходить в одиночку в лес, боясь нарваться на медведя.

Так вот, повадился этот хищник сам посещать село Михалево, людей не трогал, но заборы ломал, грядки в огородах топтал, пугал мелкий и крупный скот. И было это не раз и не два. Селяне волновались: а вдруг завтра на них нападать будет. Глава крупного фермерского хозяйства Евгений Петрович, который фактически был в селе самым главным, вызвал к себе лесничего Ивана Кузьмича и строго отчитывал его:

-Когда наведешь в лесу порядок? Распоясались твои звери, народ боится вечером по улице пройти. Реши вопрос с медведем.

-А я что могу сделать? Может, и медведь-то не один, а разные захаживают. До сезона охоты еще далеко, охотников не позовешь. В засаде, что ли, сидеть и орать на него, когда появится?

-Зачем-то ведь он идет к нам?

-Сам не знаю, еды в лесу навалом – ягоды и грибы пошли, в озере рыбы полно.

Потом странные визиты прекратились. Люди успокоились, сами стали в лес ходить.

Три подружки пошли на озеро, что находилось в километре от села, отпраздновать получение школьных аттестатов. Поставили палатку, что от комарья прятаться. В это утро лесник решил обойти территорию за озером и был на другом берегу, когда услышал истошные крики. Прислушался, понял, что кричат с другой стороны, в бинокль увидел палатку и поспешил на крики. Сквозь чащу не удавалось двигаться быстро, но старик спешил изо всех сил. Когда он, наконец, добрался до места, увидел страшную картину: палатка порвана, а внутри ее лежат бездыханные тела девчонок.

- Вот беда, беда! Не иначе медведь лютовал! – запричитал дед.

Руки и ноги бедолаг были разодраны в кровь, но они были живы. Иван Кузьмич набрал номер фельдшера, коротко рассказал о случившемся, попросил ее вызвать скорую, чтобы ждала его в селе, потому что в лес дороги нет. Сам побежал со всех ног к сторожке, где у него стояла старенькая тележка, на которой он возил дрова. Размера она была немаленького, поэтому он спокойно уложил на нее раненых. Больше часа пробирался он сквозь дебри, на опушке уже стояла неотложка.

Подружек подлечили, зашили раны и отпустили домой через пару недель.

Леснику пришлось все же наказать медведя. С тремя мужиками он нашел его берлогу рядом с местом, где покалечил девочек.

Медведица с тремя медвежатами не ожидала плохого от людей, поэтому и не бросилась бежать. Как не жалко было, но пришлось пристрелить ее, потому что зверь, попробовавший крови человека, опасен втройне. Медвежат не тронули, они бросились наутек в чащу.

-Авось, не погибнут без мамки, к своим прибьются, - горестно размышлял Иван.

Подружки успокоились, старались не вспоминать тот случай. Но через пару-тройку месяцев селяне заметили, что животы их заметно округлились. Стали думать и гадать, с чего бы это, а главное, от кого бы это. Родители их расспросов избегали, сами ничего не понимали. Кавалеров у них не было, не иначе лесник воспользовался их беспомощностью. Народ стал требовать у Евгения Петровича разобраться и наказать виновного. Тот вызвал старика в свою контору:

-Что ж ты натворил, Кузьмич? И не совестно тебе на старости лет? Давай, признавайся, иначе анализ на ДНК будем делать.

-Да хоть сто раз делайте! На меня посмотрите: мне восьмой десяток, у меня дети и внуки, разве могу я их опозорить? Да я и бабу без одежды последний раз видел лет 20 назад, когда еще Маня покойная жива была.

Допросили девчат. Те ничего не помнили, только то, что напал медведь, а потом их спас лесничий. Петрович сам ничего не понимал:

-Так не от медведя же у них будут дети?

Тетка из бухгалтерии многозначительно произнесла:

-От инопланетян.

От Кузьмича отстали. Девушки не знали, как им поступить, вместе с родителями ходили к отцу Георгию, и тот сказал, что дети – это дар Божий, а дар надо принимать с благодарностью. На том и порешили.

Детки появились на свет вовремя – две девчушки и пацан, все голубоглазые, светловолосые. Мамочки дружно катали их по селу в колясках, гуляли на детской площадке. Люди перестали обсуждать эту историю, которая так и осталась загадкой.

Примерно через год вдруг в село стал захаживать незнакомец, лет 35, неухоженный, бедно одетый. Ходил, присматривался, курил с мужиками у магазина.

А тех разбирал интерес:

-Парень, а ты чей будешь? Чего зачастил в наши края? Ищешь чего, а может кого?

Мужчина не растерялся:

-Приглянулись места ваши, может, решу здесь осесть. Хожу, смотрю, работу ищу.

-Работа у нас есть, сходи в фермерское хозяйство.

Но идти туда подозрительный тип не спешил. Местных это напрягало, и в один из очередных его визитов они под белы рученьки повели его к своему главному начальнику. Незваный гость плел опять ту же песню, что и мужикам. Ничего не добившись, Евгений Петрович отпустил его, пригрозив на прощание:

-Смотри у меня! Если что – мы тут сами и полиция, и суд. Валил бы лучше подобру-поздорову от нас.

Но странные визиты продолжались. Бабенки заметили, что он стал подолгу сидеть на лавочке у детской площадки, где наши юные мамочки гуляли со своими малышами, пристально наблюдал за ними. Это не могло не насторожить. Да еще продавщица из магазина рассказала, что подозрительный тип обмолвился ей, что вроде сидел.

-Не иначе, как детей решил украсть, - подвели итог тетки. Они доложили обо всем отцам мамашек. А те подстерегли как-то мужика и зажали у сарая:

-Давай, колись, чего за нашими внуками следишь.

Тому ничего не оставалось, как признаться во всем:

-Да на детей я своих хожу посмотреть. Я тут недалеко в колонии-поселении сидел. Каждый день работал на лесоповале. Как-то отлучился по нужде за кустик, а там – медведь. Не знал тогда, что надо как вкопанному встать и зверь уйдет. А я, дурак, побежал. Ну, и зверюга за мной. Бежал, петлял, а он следом, не отстает. На берегу озера увидел палатку, обежал ее и спрятался в ложбинке. Медведь наскочил на палатку, порвал, ну, и девчонок помял. Потом ушел.

Сначала слышались стоны, потом все стихло. Я подошел, увидел молоденьких девочек, ну, и сами понимаете, три года без женщин…

Отцы подружек набросились на него с кулаками, повалили на землю, связали, остановить их смог только Петрович:

-Тихо, народ! Вызовем полицию, они разберутся.

Кузьмич стоял сзади всех, рядом с ним стояла та самая телега. Он позвал девчонок, что-то пошептал им. Те кивнули головами и закинули извращенца та тележку. Они сами везли свой ненавистный груз, дед только сзади указывал дорогу. Свалили его у той самой берлоги, откуда одним за другим выползли три молодых медведя. Старик сказал им:

-Ребята, он ваш! Из-за него мамка ваша погибла. Разберитесь с ним сами.

Кузьмич не бросил тогда малышей-медвежат, носил им еду и совсем не боялся их.

Неизвестно, что сталось с горемыкой-отцом, может, сумел убежать, а, может, нет.

Девушки недолго оставались матерями-одиночками, нашли себе в городе, где учились в экономическом колледже, хороших парней и уехали в город.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Маленькая девочка в ночной рубашке плакала и дрожала от холода на пустой улице – ОНА звала маму ...

Источник