Алевтина Георгиевна встала рано. Потихоньку расходилась и вышла на крылечко. Уже не такое, как летом, палящее, а ласковое, сентябрьское солнышко потихоньку нагревало остывшую за ночь землю. Вокруг весело щебетали птички. На огромном кусте Клематиса, разросшемся вдоль всего забора, жужжали пчелки соседа, собирая пыльцу. Сегодня пожилой женщине предстояло путешествие. Она тяжело вздохнула, вспомнив свой вчерашний сон...  

Посмотрела своими синими, не по стариковски, чистыми, глазами в небо и тихонько прошептала : " Эх...Витя,Витя...Как же мне тебя не хватает. Бросил меня тут одну-одинёшеньку"...  

Села на скамейку у крылечка. Скамейка была красивая, украшенная кованными гроздьями винограда и витиеватыми узорами. Сынок постарался...Такую же и отцу сделал. На могилку... С новой силой нахлынули на неё воспоминания... В прошлом сентябре её Витя был ещё с ней, живой. Вот у этого куста стояли, любовались на цветы под весёлое жужжание этих самых пчёлок...А теперь... Пчёлки – вот они...А Витенька уже полгода как в могиле...Слёзы набежали на испещрённое морщинами лицо старушки...  

Однако, рассиживаться было некогда. Сегодня Алевтина решила съездить на кладбище.Витя приснился вчера. Во сне он вошел в комнату, невесёлый. Ты,говорит Аленька, приди ко мне, обворовали нас...  

К чему сон этот, женщина не поняла.Но, на всякий случай, решила сходить к Вите, да в храм зайти, помянуть мужа...Потихоньку, превозмогая боль в ногах, Алевтина собралась и пошла к автобусной остановке...

На кладбище было тихо и пустынно... Только слабый ветерок колыхал ещё зелёные листочки на молодой берёзке, с любовью посаженной неподалёку от могилы безутешной женой... Подойдя к оградке, старушка остановилась, не веря своим глазам. Руки её сами потянулись к сердцу...

- Да что же это... Витенька...Да как же так...Кто же это сделал?...

Но её, конечно же, никто не ответил. Любимые глаза бесстрастно смотрели на неё с фотографии на кресте... Земля в оградке, на месте, где стояла скамья, была перевернута, по всей видимости, совсем недавно. А самой скамейки рядом с могилой не было...Не было здесь и с любовью сделанного сыном такого же, кованного, столика....

Старушка принялась разравнивать землю.

- Ничё, Витюша...Не переживай... Сынок сделает новую, ещё лучше...  
Она всхлипнула и горько заплакала... - Вот и ограбили нас с тобой...Сон в руку... Надо было, всё же бетоном залить, как Вова говорил... 

Всю обратную дорогу она вспоминала, как сынок с любовью делал эту скамью и столик. Как говорил при этом : " Будешь, мам отдыхать, когда к папке придёшь. Ноги-то больные...Вот и посидишь, отдохнешь, с папкой поговоришь"...

- Уж больно красиво, сына...

- Ну не для чужого же дяди делаю...

Дома, с тяжелым сердцем, она набрала номер Вовы. 

- Сына...Ограбили ведь нас...У папки с могилы скамейку и столик унесли...

- Ну ничего себе! У кого ж совести хватило...С могилы...

- Хватило вот...

- Ты мам, не переживай...Ерунда...Дело наживное...Я еще лучше сделаю.

- Куда уж лучше. Чтоб опять спёрли...

- Не...Мы теперь бетончиком... Да поглубже...

После разговора с сыном, на душе Алевтины стало немного полегче...А уже на выходные приехал Вова. Начал мастерить новую скамью. 

- Сынок, медок взять, сосед предлагал.

- Мам, ну я же тебе говорил, не раз уже, разбавленным они мёдом торгуют. Не бери ты у него...Я тебе привезу.У нас на работе хороший мёд Петро продаёт. Да и дешевле. Не бери, поняла!

- Ну, ладно,ладно не буду...

Однако, в понедельник, старушка, взглянув на активно собирающих пыльцу пчёлок,весело гудящих у цветка, уж так мёда захотела, что не стерпела – пошла к соседу.  
Позвонив в калитку, сделала в нерешительности шаг назад. За высоким забором послышалось ворчание : " Кого это еще там чёрт принёс"...Заскрежетал засов...

- А... Ты...

- Здравствуй, Вадик. 

Из калитки выглянул небольшого роста мужичонка, тощий, с вечно бегающими, поросячьими глазками. Сразу прикрыл за собой дверь.

- Здорово, коли не шутишь...Чего хотела?

- Да, медок, хотела спросить, есть у вас?

- Есть. Сколько тебе?

- Да вот, литрушечку налей. Она протянула банку. 

Тот, не глядя ей в глаза, пробурчал: " Пятьсот рублей".

Старушка протянула деньги. 

- Жди. Ща принесу. 

Он ушел. Алевтина подождала пару минут. Потом, потихоньку приоткрыла калитку. Женское любопытство взяло верх : "Вот ведь сколько живут рядом, а во двор к себе ни разу не пустили. Забором отгородились, ругаются все время...Что там у них..."  

Во дворе было красиво. Ухоженные дорожки, клумбы с цветами,красивый газон, на краю которого, стояла ... Витюшина скамеечка и рядом столик с его могилки....

Алевтина Георгиевна, поражённая этим зрелищем, развернулась и ушла к себе, забыв о мёде. Ей не хотелось не то что говорить с этим мерзким человеком...Даже находиться рядом с ним, было мерзко...

Дома, она села и тихо заплакала... Вспомнилось, когда сын ковал эту злополучную скамью, сосед не без зависти сказал, что хотел бы такую. А сын ответил, что, может, потом и сделает когда-нибудь, а эту, папке делает... Она вздохнула. 

- Ох, Витя, Витя... Где это видано... Совсем люди совесть потеряли... Сосед !... Как же так?

Вечером она встала перед иконой Пресвятой Девы и начала , как обычно,молиться. Она не просила наказать обидчика...Просила только помочь не держать обиды в сердце... Помочь простить...

Сын, узнав такую новость, конечно разозлился : " Прибью гадёныша!" Мать же, уговаривала как могла:" Не надо, сынок, не связывайся, Бог им судья, не стоит он того, чтобы руки о него марать"...

А примерно через неделю, с Вадиком начали происходить странные, необъяснимые вещи...  

Посреди ночи в комнате стали раздаваться какие-то стуки, перегорели все лампочки... Весь мёд, заготовленный за лето стал горчить. А потом и вовсе, случилось страшное происшествие...Жена Вадика, Татьяна, уехала на неделю к своим родителям. В первую же ночь, примерно после полуночи, в дверь громко постучали. От неожиданности Вадим аж подпрыгнул в постели. Было страшновато...Ведь калитка-то закрыта. Как во двор зайти могли...

Он весь напрягся. Но, не успел он подняться, как прямо перед ним, возник силуэт мужчины... Волосы на голове воришки зашевелились. На Вадима повеяло холодом... Призрак вплотную приблизился к кровати. В свете полной луны он разглядел, что это никто иной, как его умерший сосед, дядя Витя...  
Тот взглянул на него в упор и тихо, могильным голосом, произнес : " Верни что украл... Мало я тебе добра делал...Вот ты как мне отплатил...Вернииии"... Пальцем погрозил и исчез...  

С той ночи Вадик стал нервным, плохо спал, а потом и вовсе сошел с ума... Бегал по своему участку и орал : " Моя, моя скамеечка...Тебе зачем... Ты мертвый... А мне надо..." Забрали бедолагу в психушку...

В один из холодных осенних вечеров, явилась в дом Алевтины жена Вадика, Татьяна. 

- Прости ты нас тетя Алевтина... Бес попутал дурака моего, да жадность... Заберите вы эту окаянную скамейку....

- Бог простит... Не мне, грешной, вас судить...

Скамейку вернули на её законное место. Вадика подлечили больше Виктор ему не являлся... Потихоньку тот стал приходить в себя, узнавать родных... А на чужое больше никогда не зарился... Урок получил на всю жизнь...