Кот Анастасии Ивановны жалобно и жутко мяукал третьи сутки. На звонки в дверь никто не отвечал. Соседи вызвали полицию, когда стали всерьез подозревать что-то неладное.

Полицейские вместе с представителями ЖЭУ вскрыли дверь. Кот в ужасе вылетел на лестничную клетку и забился в угол. Из квартиры пахнуло чем-то тошнотворным и дурманящим. Анастасия Ивановна несколько дней назад скончалась.

У кого-то из соседей оказался номер телефона ее сына, Дмитрия. Тут же всем подъездом стали ему звонить. Он не сразу поднял трубку, а когда заговорил, то выяснилось, что они с супругой отдыхают в Тайланде. Затем взяла трубку его жена, Кира, и четко произнесла:

- Нет, мы не можем приехать, у нас еще неделя отпуска. Куда деть тело покойной? В морге неделю держать дорого, значит, пусть хоронит государство. Есть такая услуга - социальные похороны. Мы приедем, Дмитрий подпишет все документы, - и повесили трубку. Оно и понятно: связь с Таиландом нынче не дешевая.

В подъезде стояла гробовая тишина. Соседи не могли поверить - это тот Димка, который вырос на их глазах? Тот, которого мать обожала до самозабвения? Тот, ради которого она лишала себя самого необходимого, лишь бы выучить сынулю и направить в жизнь? Такова благодарность.

Тут же было решено похоронить Анастасию Ивановну по-людски, а не как рекомендовала невестка, закопать вместе с неопознанными бомжами за счет государства. Деньги собирали, кто сколько мог. Купили гроб, попросили батюшку отпеть усопшую по-христиански, и похоронили в деревне, рядом с могилкой ее матери. Участковый, кстати, помогал с формальностями. Немного денег собрали бывшие коллеги Анастасии Ивановны. Устроили скромные, но сердечные поминки. Покойную все очень любили за доброту и душевную щедрость.

Через две недели Дмитрий с супругой пришли проверить свое новое имущество. Соседки, которые сидели на лавочке, тут же живо поинтересовались:

- Дима, а отдыхалось-то как, пока твоя мать одна в пустой квартире без помощи и поддержки умирала? Мы знаем, ты ей неделями не звонил.

Дмитрий вжал голову в плечи, опустил глаза и ускорил шаг:

- А это не ваше дело, - высокомерно ответила Кира. - За собой смотрите. 

Соседки возмутились:

- А наше дело было хоронить вашу мать? По копейке всем двором собирали. Не заслужила такого Анастасия Ивановна.

- Вас никто не просил, - злобно прошипела Кира. И супруги прошмыгнули в подъезд.

В квартире Кира деловито шарила по шкафам и полкам, пытаясь найти хоть какие-то ценности. Дмитрий сел в кресло возле письменного стола. Его взгляд упал на тетрадный листочек, сложенный пополам.

Это было последнее письмо матери, адресованное своему единственному сыну: "Дорогой мой Митенька! Я чувствую, что силы оставляют меня. Возможно, мы больше не увидимся. В свои последние минуты я думаю только о тебе. Благословляю тебя, сыночек. Будь счастлив. Я всю жизнь молилась за тебя, буду продолжать свою материнскую молитву и после смерти".

Дмитрий закрыл лицо руками и впервые за эти дни горько, с надрывом заплакал. Мать не вернешь, а чувство стыда и вины останется и ним на всю жизнь.

Источник