Сегодня хочу рассказать одну историю, которая произошла в молодой семье после посещения кладбища. Рассказываю от первого лица.

"От места, где мы живем, до кладбища ехать минут десять, недалеко. И, как у нас принято, перед Пасхой обязательно надо убрать могилки родных и близких. Вот мы с мужем и решили съездить, убраться. Детей дома одних оставить не решились.

У нас старшенькой дочке восемь лет, а младшему сыну четыре годика. Подумали, что лучше пусть с нами, под присмотром, побудут. Так и сделали. У нас на кладбище пять могилок близких и не очень людей. Приехали, весна, тихо, солнышко светит, дети пошли прогуляться, а мы с мужем за дело принялись.

Долго ли, нет ли, но дело у нас спорилось, уже убирались на последней могилке, заканчивали, дети из виду не пропадали, строго-настрого им было приказано невдалеке гулять. Вдруг, слышим, детвора заскандалили. Гляжу, а у младшего дочь что-то из рук вырывает, кинулась к ним, пока до драки дело не дошло. Бывает у них и такое. Оба с характерами!

Оказывается, пока Маша отвлеклась, Мишка с могилки маленькой девочки игрушку взял, а Маша, хоть и маленькая, но уже знает, что на кладбище с могилок, кроме конфет на Красную горку, да крашеных яичек, ничего и никогда брать нельзя, поэтому и отнимала у него игрушку, чтобы на место вернуть.

Мишка в скандал. Кое-как его успокоила, пообещала, что такого же зайца ему куплю. Тем временем, муж закончил уборку последней могилки, мы и поехали спокойно домой.

Надо заметить, что детки у меня очень здоровые. Никаких проблем со здоровьем не было, даже за целый год могли ОРЗ не подцепить, хотя и в школе, и в садике другие детки болели.

Вечер прошел обычно, без происшествий, накупав и накормив детей, уложили их спать. Ночью нас разбудил плачь Мишеньки, кинулись к нему в комнату, а он сидит на кровати, плачет, дергает как-то странно ногами и руками, а голова у него резко крутится вправо, влево.

Муж его подхватил на руки, начал с ним разговаривать, вроде все прошло. Спрашиваем, где больно, говорит, что нигде. Ну мы его взяли к себе в кровать, подумали, что приснилось что-то. Больше ничего не повторялось, спал спокойно и в эту ночь, и в последующие. Серьезного значения этому инциденту мы не придали.

Но через четыре дня все повторилось, но уже в садике. Был тихий час, все спали. А с Мишей произошло все тоже самое. Только длилось это гораздо дольше, пока я с работы за ним не прибежала. Потихоньку успокоился. Я больше ждать не стала, сразу из садика повела его в поликлинику.

Доктор осмотрел, ничего не обнаружил, позадавал вопросы, навыписывал кучу анализов, отправил меня на больничный, чтобы за Мишей наблюдала. Я очень была напугана и не зря. Дальше ситуация стала усугубляться. Дошло до того, что приступы начали случаться и в период бодрствования. Мог просто упасть на пол и дергаться.

Лежит, руками, ногами дергает, глаза закатит, одни белки видно - очень страшное зрелище. И самое главное – эти приступы столько сил у него стали забирать, что он еле ходил после этого. Легли на обследование, врачи понаблюдали, сказали, что, возможно, эпилепсия, но приступы не совсем характерные для этой болезни.

Миша слабел, я молила Господа о помощи, надежда умирает последней. Как-то после выписки из больницы, легла спать, теперь уже, как обычно, в Мишиной комнате и снится мне сон. Вроде я на кладбище убираюсь на маминой могилке, а ко мне подходит девочка с зайцем в руках и говорит: "Тетя, а ты Мише зайца так и не купила!"

Тут меня как будто что-то торкнуло, я проснулась, а в голове только одно: это все этот заяц, надо бабку искать, врачи не помогут. Я давай мужа будить, мол так и так, надо к знахаркам обращаться, неспроста такой сон. Муж, хоть во все эти дела и не верил, но со мной согласился, сам был в отчаянии, да и мое состояние понимал.

Но умные люди посоветовали мне не к знахаркам обращаться, а в монастырь, к матушке Ольге.

Якобы она все эти черные дела отмаливала как-то. Монастырь недалеко, часа четыре езды на машине. Муж с работы отпросился и повез нас с Мишей. Матушка приняла нас, посмотрела на Мишу и велела мне подождать, а сама его увела в другую келью. Долго их не было, а когда вернулась, позвала свою помощницу и велела нас при монастыре разместить, мол семь зорь придется Мишу отмаливать. Это была моя последняя надежда.

С каждым днем Мишенька шел на поправку. Много мы с матушкой Ольгой разговаривали. Есть у нее дар какой-то, это точно. Она мне сказала, что девочку заяц, заговоренный на смерть, в могилу свел. Эта же участь и Мишу моего ждала. Тут я напряглась, Маша – то тоже держала игрушку, но она меня успокоила. Говорит, не каждого это достанет, а только того, кто душу свою игрушке откроет, то есть, кому она приглянется, эта игрушка.

Матушка дала мне один важный совет: никогда и ни при каких обстоятельствах маленьких детей на кладбище брать нельзя, потому как всякое может случиться. Дети очень энергетически уязвимы, а на кладбищах много чего темного нехорошие люди делают. Этот совет я запомнила на всю жизнь и вам советую!"

Вот такая история, которая, слава Богу, закончилась хорошо.

Источник