Лариса Ивановна наконец-то вздохнула с облегчением. Можно и о себе подумать, заслужила. Дочка в Москве, хорошо зарабатывает. Муж Ларисы работает, а она уже на пенсии.

Вот говорят, что надо работать на пенсии, а зачем? Лариса Ивановна гуляла в парке, ходила в бассейн, получала удовольствие от жизни. Денег было мало, но пока хватало.

И тут вдруг дочь её огорошила. Сначала Лариса ничего не поняла, что говорила дочь по телефону, а потом до неё дошло, что Юля встала перед выбором или карьера или ребёнок. Она забеременела, возраст уже 35 лет. Конечно, хотелось бы ребёнка сейчас родить, дальше же неизвестно, что будет. А на работе такой график, что совершенно нереально иметь маленького ребёнка одинокой женщине, да и надолго уходить с работы нельзя, сразу найдут замену.

Или надо искать другую работу и зарабатывать гораздо больше, чтобы хватило на няню. У Ларисы Ивановны сразу всё перевернулась в голове.

- И не вздумай ничего такого. Рожай! Я помогу, всё сделаю для тебя.

Юля до последнего ходила на работу, ездила в командировки. Взяла небольшой отпуск, приехала к матери. Роды прошли спокойно, родилась девочка. Дочь оставила её Ларисе. Она так и сказала

- Извини, мама, ты сама настояла на этом, бери её.

Девочка была крикливая, совсем малышка, но других вариантов не было, не в детский дом же её отдавать. Юля уехала и Лариса привезла Верочку к себе домой. С мужем она это не обсуждала. Тот решил, что всё это временно, хотя всё равно ничего не понимал, зачем им этот крошечный младенец.

Лариса бросилась к знакомым, подругам. Вместе они как-то решили проблему, нашли искусственное питание, оформили уход. А муж уехал на дачу. Лариса Ивановна в свои 60 лет поневоле вспомнила себя молодую, когда у неё была маленькая дочка Юля. Как-то справилась тогда, справится и сейчас.

Так она и росла, Верочка. Муж еле сдерживался, на выходные уезжал на дачу, а потом однажды сказал

- Знаешь, Лариса, я всё понимаю в этой жизни. С тобой мы столько лет прожили вместе, но вот этого, - он указал на младенца, - я не приму, извини, не понимаю, я хочу просто спать по ночам спокойно. Ухожу я от тебя.

Это что же за выбор он предложил Ларисе Ивановне - или отдать ребенка в Дом малютки или остаться с мужем? Или дочери вернуться к ним? Выбор был очевиден. Муж ушёл.

Прошло три года. Лариса Ивановна понимала, что всё она сделала правильно и нарадоваться не могла на Верочку. Та называла её мамой. Юля за 3 года так ни разу и не приехала, но деньги присылала регулярно. Муж тоже что-то иногда подбрасывал.

Лариса Ивановна баловала внучку как могла.

- Счастье ты моё, солнышко.

И всё было бы хорошо, но тут появились органы опеки. Видимо соседка донесла. Иначе непонятно, как они узнали. Заявили, что такой ситуации быть не должно, дочь должна быть с матерью. Тут же приехала Юля и как-то они решили вопрос.

Юля впервые увидела дочку за эти три года. А та смотрел на неё как на чужую тетю и пряталась за бабушку, которую называла мамой. Юля недолго побыла в отчем доме, материнский инстинкт у неё так и не проснулся. В столице были горизонты, зарубежные командировки, роман с начальником, большие перспективы.

- Когда-нибудь потом я тебя, Верочка, заберу, - сказала она малышке на прощание, - сама меня потом поймёшь, дочка.

Верочка поняла только одно.

- А почему меня эта тётя назвала дочкой? Я же ведь твоя дочка?

-Конечно, солнышко. Просто ты ей очень понравилась, она тебя, наверное, полюбила. Будем Юле посылать теперь подарки. Давай придумаем ей какую-нибудь сказку.

И Верочка стала сочинять маленькую наивную детскую сказку. Они шли по аллее парка. Сухощавая моложавая женщина лет 60 держала за руку маленькую трехлетнюю девочку, а то улыбалась, перебирала ножками и всё время спрашивала

- Мама, а что это за листик, мама, что за птичка полетела, мама, а куда мы потом пойдём….?

Источник