Был на дне рождения. Из сидящих за столом – всего две супружеские пары. Включая виновницу торжества. И я – затесался.

Пары немолодые, но и не старые. Лучший возраст – сорок лет. Но это мое мнение.

У них многое позади. И много еще всего впереди. Дети-подростки. Сами состоялись как специалисты. Им есть о чем поговорить.

Первая пара снимает в этом доме двухкомнатную квартиру. Причем уже лет пятнадцать. Здесь, в этих стенах, у них родился сын и стал подростком.

Муж работает на заводе. На каком-то современном станке. Импортном. Чтобы научиться им управлять, приглашали консультанта от производителя. Так что мужчина, можно сказать, специалист уникальный. И, конечно, хорошо зарабатывает. У него работа стабильная. И это его радует.

Половину зарплаты жены отдают собственнику жилья. На остальные деньги, что называется, живут. Заграничные путешествия, дорогая одежда и хорошие продукты – все это им доступно. Семья гордится своей независимостью. Потому что нет ипотеки, и они на все банки, как они выразились, «плюют». Живут же миллионы в съемном жилье и в ус не дуют! За границей также. Снимают до смерти.

Что касается ребенка, то почему родители должные обеспечить его крышей? Это что, моральный закон? Кто его придумал? Они сами, родители, от своих родителей ничего не получили. Их родители – люди пенсионного возраста. Дай им Бог здоровья. Живут в однокомнатной. Их квартира завещана внуку. Так что порядок!

Рассказывают и гордятся своей независимостью и свободой.

А вторая семья, в которой виновница торжества, свою квартиру – тоже двухкомнатную – купила. Не знаю, ипотека или не ипотека. Они не рассказывали, а спрашивать было неудобно. Только известно, что мужу и жене пришлось попотеть. То есть зарабатывать.

А сейчас они живут в «собственном жилье». Им приятно и спокойно.

Первая пара возражает. Она говорит, что здесь чистой воды – психология. То есть просто ты чувствуешь себя собственником. А какая разница? Это сам себя утешаешь. Можно просто снимать. И ничего не изменится.

Если она пара надрывалась, деньги на жилье зарабатывая, или до сих пор надрывается, то вторая - по морским пляжам шарашилась и отдыхала, как хотела. Как говорится, жизни радовалась.

Видимо, это у них вечная тема для разговора. И вечный спор. Каждому в своей нише уютно. У каждого свои аргументы. Сидят, спорят, даже нервничают. Но в пределах, конечно.

Получается, что у всех своя правда. Да и, с другой стороны, общая правда – явление редкое. Может, и фантастическое.

Сидят за столом, закусывают. Спорят о квадратных метрах и о собственности. А блюда на стол приносит пожилая дама. Тоже соседка.

Она и ее муж – люди в годах. У них, по ее словам, пенсия маленькая. Приходится подрабатывать. А как? Она готовит ужины и обеды для двух пар, о которых я рассказывал.

Пары дают деньги на провизию. И говорят, что им приготовить надо. В первый раз готовили вместе. Чтобы пожилая дама усвоила вкусы «заказчиков». А потом пошло поехало. Стала готовить сама. Муж в магазин ходит. И на рынок. 

Конечно, они ей платят за работу. И еще: к примеру, осталась еда от ужина: не съели, и дама может забрать себе. Потому что завтра будет все свежее.

По-русски это называется прислугой.

Не осуждаю. Поймите меня. Но во второй семье девочка-подросток. Она, конечно, ни разу в жизни картошку не чистила. И не знает, как котлеты пожарить. А зачем? Соседка-прислуга все приготовит.

Но это ладно – эмоции.

Каждый живет в своей нише. Одни гордятся съемным жильем, что могут его оплачивать. Другие – собственным.

А кто-то тоже гордится. Только по-своему. Что вот, мол, пенсия маленькая. Но тут же – в подъезде – появилась работа. Подумаешь, что полдня у плиты! Зато не скучно – раз, и деньги дают – два. А еще можно остатки еды забирать себе домой.

Вот так: у каждого своя жизнь. Свои радости и свои проблемы.

Источник