- Ну что ж, поздравляю, - доктор широко улыбнулся, - Дочка ваша почти здорова, в понедельник будем выписывать. Просто удивительно, какие скрытые резервы есть в человеческом организме!

Мать Леры всхлипнула от избытка чувств, доктор склонился к ней и сказал доверительно, так, чтобы не слышала Лера:

- Честно признаться, когда девочку привезли, был уверен, что она не жилец. Видано ли, такой разряд током получить и выжить! Шанс был один на тысячу!

- Просто я очень хотела попасть на свадьбу, доктор. – Лера говорила медленно, но внятно, - Лучшая подруга замуж выходит, как могу пропустить? Я же смогу пойти на свадьбу, правда?

- Если пообещаешь не пить и много не танцевать, - доктор опять улыбнулся, - И ещё не хватать руками всякую ерунду, а то ведь в следующий раз…

- Следующего раза не будет, - горячо заверила мать Леры, - Спасибо Вам огромное, доктор!

***

Лера лежала в больнице уже восемь месяцев. Об этом случае тогда много писали в местных газетах: девушка решила сократить дорогу и пройти через заброшенную стройку. Была осень, лужи, Лера поскользнулась и, падая, схватилась за какой-то провод. Почему он был не обесточен, разбирались долго, все кивали друг на друга, но концов так и не нашли. Говорили, что спасли девушку резиновые сапоги, которые она надела по причине непогоды, не знаю, так это или нет. Целых семь месяцев её состояние было нестабильным, мать все глаза проплакала. И тут, буквально месяц назад, лучшая подруга Галка сообщила, что выходит замуж:

- Лерчик, обещай, что ты обязательно придешь! Свидетельницей не зову, понимаю, что тебе сложно будет, но гостьей! Хотя бы на пару часиков, а?

Галя светилась от счастья, рассказывала Лере о своем женихе, который «так любит, так любит!» и «ты обязательно должна с ним познакомиться!». Наконец, Лера начала думать не о том, «почему это произошло именно со мной?», а о совершенно других делах, например, в чём пойти на свадьбу? Что подарить? И с этого момента окончательно пошла на поправку такими темпами, что лечащий врач нарадоваться не мог. Свадьба уже на носу, а выписать обещают только в понедельник. Столько дел нужно успеть за четыре дня! Она позвала:

- Мама…

- Да, доченька? У тебя что-то болит?

- Нет, мам, всё нормально. Спросить хочу… Как думаешь, я смогу на каблуках хотя бы пару часов продержаться?

- Лерочка, ты всё-таки хочешь на эту свадьбу? Может, не стоит? Ты слабенькая, всего месяц как вообще ходить начала…

- Мам, да я ненадолго, только поздравлю. Ой, - девушка схватилась за виски, - Что-то голова закружилась…

- Ну вот видишь, какая свадьба? Думаю, Галка не обидится.

- Мама, пожалуйста, давай потом поговорим, до выписки еще два дня…

***

Как и обещал доктор, в понедельник Леру выписали. Когда она вышла на улицу, даже пошатнулась от одуряющих запахов поздней весны.

- Господи, мамочка, как же хорошо!

- Лера, пойдем, папа ждёт в машине, на территорию заезжать не разрешают, он у ворот стоит.

- Да, конечно, пойдем. У нас столько дел до свадьбы!

- Ты всё же решила идти? Ну смотри сама, ты девочка взрослая, - мать решила не спорить с дочерью, та всегда была упрямой, да и сейчас, после болезни, врач сказал не дёргать её лишний раз.

Дома было хорошо. У Леры было такое ощущение, что она не была здесь несколько лет. Её всё умиляло, и любимый плюшевый медведь, сидящий на её кровати, и фотографии Цоя на стене, и даже младший брат, ершистый колючий мальчишка четырнадцати лет, не признававший «телячьих нежностей» и вдруг внезапно поцеловавший сестру.

Лера долго рассматривала себя в зеркало. Да, на пышущую здоровьем девчонку она совсем не похожа, бледная с зелёным отливом, под глазами черные круги, худая как смерть. Волосы коротким ёжиком, это её наголо побрили по настоянию врачей. Да, вряд ли к пятнице здесь можно будет что-нибудь сделать. Но ничего, Галка говорила, что хочет видеть подругу на свадьбе в любом виде, главное, чтобы пришла! Лера схватила телефон, унесла в комнату и упала на кровать:

- Алло, Галка, это я! Ага, выписали, сегодня. Вот только не знаю, смогу ли я прийти в пятницу, видок у меня…

Подруга заорала, будто Лера была не в соседнем доме, а на другом конце страны:

- Плевать, как ты выглядишь! Приходи любая, хоть серо-буро-малиновая! Только, Лерчик, у меня времени вообще нет, заскочить не успеваю, не обижайся, ладно?

- Конечно, Галь, я понимаю.

До самой пятницы девушки не виделись, но ежедневно болтали по телефону. Мать Леры ворчала:

- Ну куда ты эти туфли надела? Шатаешься же! Иди в брюках и моих мокасинах, сподручнее будет.

Галка говорила:

- Лерчик, да хоть в купальнике, только приходи! Да, ты же с нами поедешь в ЗАГС? Обязательно, даже не обсуждается! Место для тебя забронировано. После ЗАГСа поедем кататься, к памятникам можешь через раз выходить, разрешаю!

В четверг вечером они снова разговаривали по телефону:

Значит, завтра к 11 ты у меня как штык! Регистрация в 11-30, так что не опаздывай, ладно?

Утром, собираясь, Лера почувствовала слабость и головокружение. Но говорить об этом матери она не стала, выпила украдкой прописанный в больнице бетасерк. Одевшись, девушка посмотрела в зеркало и усомнилась: может, мать права, не стоит идти? Вид был не самый презентабельный… Но Лера вздернула подбородок, взяла подарок и отправилась к дому невесты.

- Лерчик! – радостно закричала Галка и осеклась, - Ой…

- Не очень, да? – Лера вручила подарок и посмурнела. – Может, мне не ехать с вами?

- Обязательно ехать, - категорично произнесла подруга, - Только, Лер, почему ты в чёрном-то? Может, возьмешь у меня что-нибудь светлое?

- Ой, - до Леры только дошло, что к чёрным брюкам она выбрала чёрную же блузку, - Галка, прости! Сколько времени? Еще двадцать минут до отъезда? Я быстро, сбегаю и переоденусь!

- Давай, ага. – Галка широко улыбнулась, - Как я рада, что ты жива, Лерчик!

Лера вернулась через десять минут. Ни одной машины, а их стояло то ли пять, то ли шесть, не было. Двери Галиной квартиры были закрыты. Лера непонимающе смотрела на эту закрытую дверь, но тут её за плечо тронула соседская бабушка:

- Ты не расстраивайся, что ждать не стали. Галка про тебя сказала, что ты им своим страшным видом все свадебные фотографии испортишь. И еще сказала, что зря тебя звала, не надо было…

- Вы врёте, - Лера почувствовала, что головокружение вернулось. Последнее, что она помнила, так это слова той же «сердобольной» старушки:

- А может, и правда, испортила бы ты там всё…

***

Очнулась Лера в той же палате, где лежала до выписки. Голова была тяжелая, тело болело, но хуже всего было на душе. Рядом, как и раньше, сидела мама.

- Мамочка…

- Лерочка, доченька, очнулась… Как ты, что-то болит?

- Голова тяжелая, - Лере было трудно говорить, - Мама, почему я опять здесь?

- Доченька, а ты… Ничего не помнишь, да?

- Что я должна помнить, ма? То, как Галка меня предала?

- Что… Что ты такое говоришь, Лера? – мать смотрела странным взглядом, - Как она тебя могла предать?

- Да ладно, мам, не обманывай меня. Всё помню, как меня отправили переодеться, а когда я вернулась, оказалось, что все уехали в ЗАГС, не стали меня ждать. И что Галка сказала «не стоит Лерку брать с собой, она нам все фотографии испортит своим видом» - тоже помню. Плевать на неё, тоже мне, лучшая подруга называется! В гробу я таких подруг видела… Мама, ты чего?! Не плачь, мамочка!

Женщина плакала навзрыд, и Лера растерянно смотрела на мать, такая реакция её напугала. В палату вошла медсестра:

- Что тут у вас? Что случилось?! Сейчас, я вам валокордин принесу, - девушка убежала, и буквально через минуту вернулась со стаканом, - Вот, выпейте.

- Всё, спасибо. Я успокоилась, – она кивнула медсестре и повторила, - Спасибо.

Когда та ушла, мать устало взглянула на Леру:

- Галя не могла тебя предать. Её убили, влезли ночью в окно и зарезали. Еще в тот понедельник, когда тебя должны были выписать. У тебя тогда закружилась голова, и ты упала, - она посмотрела на ничего не понимающую дочь, - Тебя не выписывали, Лера. Все эти дни ты продолжала лежать здесь же, в этой палате.

И пока Лера пыталась осмыслить сказанное, её мать сказала:

- Спасибо Галочке, что отказалась брать тебя с собой. Я бы не пережила.

***

Лера пробыла в больнице еще полтора месяца, обследование показало, что в её голове есть новообразование, от того и голова кружилась. К счастью, оно было доброкачественным, и вскоре его удалили.

…Что это было, сон или явь, Лера до сих пор не знает.

Источник