Каждое мое утро на протяжении многих лет начинается одинаково. И я не могу вырваться из круга, который стал называть заколдованным.

Просыпаюсь ранним утром, умываюсь, пью чашку или две кофе с бутербродом, одеваюсь по сезону и выхожу из квартиры. На улице бывает холодно, может лежать снег. Меня встречает и дождь, тогда я шлепаю по лужам, прикрывшись зонтом. Никогда не бывает жарко, солнце еще досыпает свое время где-то там за горизонтом.

Мой любимый сквер всегда встречает меня дружелюбно. Пусть это будет зима. Хорошо и летом.

Осень навевает свою грусть шорохом листьев под ногами.

Сквер тянется километра два. Утром в нем никого нет, все спешат по своим делам, на работу.

Я тоже иду быстро, но не тороплюсь. Город остается там, за ограждением, он стихает, его звуки не проникают на аллею. Здесь хорошо. Пустуют лавочки. Кому сидеть на них в утренний час? Некому. Так я отвечал сам себе на простой вопрос.

Однако в одно туманное осеннее утро еще издали я заметил вдалеке на правом ряду скамеек что-то похожее на сидящую фигуру. Эта фигура вписывалась в атмосферу сквера, но вместе с тем диссонировала с обычной утренней пустотой и покоем. Я поспешил разрешить возникшее у меня противоречие и, насколько это было возможно, прибавил шагу.

Скоро фигура приобрела более определённые очертания. На скамейке сидела женщина в длинном сером плаще с капюшоном, накинутым на голову. Подойдя ближе, я попытался поздороваться и заглянул под капюшон, прикрывающий лицо. Женщина не пошевелилась и напоминала каменное мраморное изваяние.

- Доброе утро! - все же произнес я, но ответной реакции не последовало. И только тут обратил внимание, что на замершей фигуре лежат желтые лисья, упавшие с ближайших лип. Моя рука сама потянулась к женщине, пытаясь прикоснуться к ее плечу, но не нашла опоры и прошла насквозь, почувствовав холод, который передался и мне.

Я замер, похоже и мое сердце остановилось на несколько мгновений. Мраморное изваяние оказалось бестелесным серым призраком! О том, чтобы убежать, не могло быть и речи. Ноги не могли сдвинуться с места, а моя рука так и осталась вытянутой вперед.

- Не бойся, садись рядом, - прозвучало внутри меня. Это был не голос, звук и смысл передались тонкими вибрациями, дрожью, пронесшейся по моему телу. Мне оставалось только одно, выполнить просьбу, или подчиниться. Я не знал, как расценивать услышанное.

Но похоже моего ответа и не требовалось. Я сел рядом и тоже замер. Несколько листьев опустились мне на плечи и колени. Фигура справа от меня излучала холод, он продолжал вибрировать во мне. Удивительно что вибрации порождали внутри тепло. Кисти рук вообще стали горячими и отяжелели.

- Я видела тебя здесь и раньше.

- Гуляю здесь каждый день, но тебя не встречал.

- Часто шла за тобой, не хотела мешать твоим мыслям, ты нравишься мне.

- Почему?... Чем?

- В тебе нет тьмы, червоточины, что несут в себе многие обитатели этого мира.

- Так вот почему я оглядывался. Иногда казалось, что мне кто-то смотрит вслед.

- Наш взгляд бывает тяжел.

- А кто вы?

- Присматриваем за этим миром, читаем мысли разумных.

- Зачем?

- Все уходит дальше. Куда? Не знаю.

- И что мы?

- Не знаю. Мы только передаем информацию.

- А кому?

- Пойдем дальше вместе.

Не дожидаясь ответа, женщина встала, словно перетекла из одного положения в другое, и ее фигура заскользила по аллее. Я бросился за ней, но как ни старался, не смог приблизиться ближе нескольких метров. 

Так мы миновали квартал и вступили в следующий, где кружила метель. Дорожка была аккуратно прочищена, утренний мороз пощипывал щеки, я растирал их рукой.

Но окончательно замерзнуть не успел. Дальше снега уже не было, деревья сквера все еще стояли голыми и не проснулись от зимней спячки. Пришлось снять куртку и так дальше идти.

Еще один квартал обрадовал зеленью и летом, потом опять пришла осень. Пытаться что либо понять, тем более объяснить, было бесполезно. Но в конце осенней аллеи женщина снова присела на скамейку. Запыхавшись, я наконец догнал ее и опустился рядом.

- Устал? Извини, я не могу двигаться по другому.

- Нет, что ты.

- С тобой хорошо, я устала от тьмы и грязи в душах, а сегодня отдохнула. Спасибо тебе.

На миг звук с улицы отвлек меня. Когда обернулся, рядом уже никого не было. Начал накрапывать осенний дождь, в меня вошла потеря и опустошенность. С этими чувствами я и вернулся домой.

Прошел год. Квартира встретила запустением и тяжестью. Пыль покрыла стол, монитор. На экране можно было прочитать два, слова - прощай, извини. Это было послание от моей утренней спутницы.

День прошел незаметно, я привел в порядок свое жилье и лег спать.

На утро как всегда пошел по скверу в надежде встретить свою вчерашнюю спутницу, хотя и знал, что вчерашняя встреча была единственной. Почему-то я чувствовал себя виноватым. В чем? Скорее всего женщина нарушила порядок своего существования заговорив со мной.

За что же она извинилась, послав сообщение? Долго не мог этого понять. Но прошел год, он тянулся своим чередом, долго, день за днем. Я начал истончаться в этом мире. А через меня потекла бесконечная река информации. Куда? Не знаю. Так когда-то ответила моя спутница.

Становясь все более чужим, я ощутил неподъемную тяжесть этого мира и понял случайную знакомую.

Источник