- Я бы не поверила, если бы сказали. Но я сама видела: жена это его. И дети к нему побежали, как увидели. – Ася решилась сказать подруге о своем подозрении. – Катюша, ты слишком доверчивая.

- Будешь тут доверчивой, когда тебе за тридцатник. И уж извини, не верю я, не может Антон обманывать, зачем ему это. Он сам намаялся в жизни, работал сутками, семью завести долго не мог… А ты мне про какую-то вторую семью придумала. 

- Катя, а ты паспорт смотрела у него? 

- Представь себе, видела паспорт, всё чисто, только прописка. 

- Да сейчас можно умудриться и с чистым паспортом женатым быть. Двое детей у него! Представляешь, двое! – Ася даже на месте усидеть не смогла, стала ходить в кухне, курсируя от стола до окна и обратно. У Аси не такая броская внешность как у Кати, но уже десять лет крепко замужем. Щепетильную тему замужества Кати обычно обходили стороной, хотя Ася искренне желала подруге счастья. 

- То, что ты рассказала, никак не вяжется с образом Антона, к тому же мы пожениться решили. – На Катю словно нашло озарение: - Слушай, а может это сестра Антона, раз дети так встретили? 

Ася снова села за стол. – Ну, какая сестра?! Ты бы ее видела! Вообще не похожи. Там такая женщина… как тебе правильно сказать… монумент, а не женщина. Высокая, кость широкая, почти на голову выше Антона. Он темненький, а она такая… не светловолосая, не рыжая, непонятно какая, бесцветная что ли. Скорей всего, женила на себе, а он живет наездами, появится, как ясно солнышко, и снова как будто на работе сутками-неделями-месяцами. А тут ты – такая милая, доверчивая, красивая, в уютной городской квартирке… Чего же ему не подкатить к красивой городской девушке…

- Ну, хватит! – Катя перешла на крик. – Вот уж от тебя не ожидала! Ошиблась ты! Слышишь, ошиблась! – Губы Кати затряслись, она поднялась, положив ладони на стол. – Я все знаю про Антона, нет у него никакой жены. Это мое долгожданное счастье!

- Ладно, не веришь, наступай на очередные грабли! И вообще, не кричи на меня. Лучше я домой пойду. – Ася метнулась в прихожую, схватив легкое пальтишко, спешно обувая ботинки. - Хотелось бы верить, что это не так.

- Ну, прости, первый раз за столько лет голос на тебя повысила. Ты и меня пойми, нервы сдают, когда пытаюсь твои слова понять. Никак не вяжется эта история, не верю я, не верю.

- Ты хотя бы спросила его. Вот так возьми и прямо в лоб вопрос – увидишь, какая реакция будет. – Ася вышла, сухо попрощавшись.

Катя вернулась на кухню. Еще теплый недопитый чай стоял в чашках, за окном темнело. Она открыла окно, почувствовав осеннюю свежесть. Осень в этом году была сухой и теплой, привлекая золотисто-красными листьями и синим цветом неба днем. 

«Легко сказать: спросить» - думала Катя. "Одним вопросом и даже словом можно обидеть человека, которого ждала, может быть, всю жизнь. С чего вдруг в деревне, ну или в поселке, у Антона кто-то может. – Катя даже мысленно не произносила слово «жена», настолько чуждым оно было ей в этой ситуации. 

____________________

Он приехал уставшим, но счастливым; казалось, пахнет от него тайгой, дождем, которого не было в городе, а только там, далеко в тайге. 

- Ну что, все пожары потушил? - Насмотревшись в любимые глаза, задала простой, ни к чему не обязывающий вопрос. 

- Если бы все...

- Все равно ты герой и я боюсь за тебя. 

- Не бойся, вот он я. 

Они сидели за столом, в комнате тихо играл музыкальный центр, легкая музыка заполнила пространство комнаты. Она хотела спросить про ту женщину, но боялась испортить эти первые минуты встречи, боялась услышать правду. А вдруг эта правда будет разрушающей для нее и для него. Она вспомнила поговорку про страуса, который прячет голову в песок, подумала, что это про нее... И все же промолчала. 

На другой день он уехал, предупредив, что весь день будет занят, накопилось много дел. Она легла на диван, закутавшись пледом, как маленькая, - мысли тяжелые и навязчивые не отпускали ее. Резко поднялась, откинув плед, стала быстро собираться. 

Ее небольшая машинка завелась без капризов; хотелось ехать быстрее, но постоянно одергивала себя, зная, что лучше не спешить. К Асе она ехала без звонка, застала ее дома и перевела дух.

- Можешь со мной поехать? - Спросила опешившую Асю. - Сейчас есть время?

- Куда ехать? 

- В поселок поехать? Ну туда, где у вас родственники, и где видела Антона. А то я боюсь одна.

- Ну ты горячая, Катюха. То слушать не хотела, то сразу ехать. А зачем? Ты думаешь, он там?

- Не знаю, просто интуиция сработала, почему-то думаю, надо поехать, машина внизу. 

- Разведчица с тебя не получится, твою машину из тысячи узнает. Вот что, оставляй свою машину здесь, поедем на моей. Только подожди, доварю обед. 

- Аня, спасибо тебе. Его сегодня весь день не будет. 

________________________

Поселок стоял в красивом месте. С одной стороны два небольших озера, дальше сам поселок и за ним лес. Окраина "обросла" новенькими коттеджами. Но женщины поехали дальше.

- Хоть бы тетя Лена не увидела меня, знает же мою машину. 

- Так может у твоей родственницы и спросить. 

- Они тут всего месяц как живут, никого не знают, им до твоего Антона дела нет. Так что ничего она не скажет. - Вон этот дом, - указала Ася. Неподалеку была остановка, за которой они поставили машину. - Ну и что делать будем? В засаде сидеть? - Ася сомневалась в успехе затеянного дела. - Лучше бы ты напрямую спросила, а ты выбрала какой-то кривой путь. Можно весь день простоять тут и никакого толка. 

- Ну хоть эту женщину увижу, пусть даже издали, сразу все понятно станет. 

- Что понятно? Думаешь по внешности можно определить, кем она ему приходится? Я своими глазами видела, как обняла его, а дети так вообще вцепились и не отпускали. 

Кате от волнения стало жарко. - Плохая затея, и в самом деле, лучше спросить дома как приедет. Может он сегодня и не заглянет сюда. 

Через минуту она увидела знакомую машину; и даже когда различила номер, все равно отказывалась верить. Он вышел из машины, открыл багажник и стал доставать "пухлые" пакеты. Выскочили ребятишки, мальчик и девочка лет 8-10. Дети схватили его за руки и потянули в сторону калитки. Он наклонился к каждому и поцеловал. Вышла высокая женщина плотного телосложения. Распахнула калитку и все скрылись за ней.

- Может родственница какая-то?

- Ага, сама-то веришь в это? - Ася посмотрела на подругу и ей стало жалко ее.

- Да, ты права, с такой радостью встречают его, дети особенно... Поехали отсюда. - Катя была обезоружена, разочарована увиденным. - Теперь точно поговорю с ним. Обещал к вечеру приехать. 

Антон приехал почти ночью. Она услышала звук машины и подошла к окну: на стоянке, усыпанной осенними листьями, стояла машина Антона.

Дверь открыла, едва скрывая волнение. Он потянулся к ней, она отшатнулась. - Что случилось? Ты не заболела часом?

- Да что-то голова болит.

- Тогда ложись, я сам разберусь. - В руках держал пакет с продуктами. У знакомых был, овощами угостили, настоящими, без нитратов. 

Катя брезгливо взглянула на пакет, пошла на кухню, поставила чайник, села напротив. Он выглядел усталым, как будто мотался весь день. Осторожно взял ее за руку. - Ты знаешь, полтора месяца - это, наверное, мало. Хотя для меня достаточно. Я постоянно думаю о том, как мы поженимся и ты будешь моей женой. 

- Так быстро? Не рано ли?

- Нет, мы можем и так жить, сколько захочешь. Но я хочу, чтобы ты знала: я нашел тебя и хочу, чтобы ты была моей женой. 

Катя почувствовала ком в горле. Если бы она не знала, если бы сама не видела ту женщину и детей, то была бы сейчас счастливейшей невестой. 

- Ну, слушай, что-то не то с тобой, - Антон всерьез озаботился самочувствием Кати. - Ладно, давай потом поговорим, сейчас отдыхай.

- Ну почему же, можно и сейчас. Ты не обращай внимание, все нормально.

Он снова взял ее руки в свои, посмотрел в глаза. Давно хотел тебе сказать... Был у меня друг Славка... Слава - классный парень. Женился по молодости. По любви женился. Мы вместе и в МЧС пошли работать. Только он, как второй ребенок родился, ушел с работы, - надоело сутками пропадать. Я отговаривал, у нас ведь и на пенсию раньше выходят. Но Слава не захотел. В общем, погиб Слава год назад на стройке. Радовался, что домой каждый вечер приходит, нет командировок... а оно вон как вышло. В общем, помогаю я его семье. Они ведь с Альбиной без отцов оба, матери сами в помощи нуждаются. 

И бросить я их не смогу, сегодня вот ездил, принимают как родного. Представляешь, они с Альбиной оба высокие, Славик почти богатырского вида, - пара были. 

Катя слушала, не сводя с Антона глаз. 

- Я это к тому говорю, что когда поженимся, я не смогу бросить эту семью, хотя бы иногда приезжать к ним. Главное ведь не подарки, не так уж много я дарю, главное, они радуются моему приезду.

Катя сжала руки Антона, хотелось крикнуть: "Я была там, я видела!" Но она промолчала. 

- Я не знала, Антоша, надо было тебе раньше сказать, мы ведь теперь вместе.

- А знаешь, мы как-нибудь съездим к ним. Альбина постоянно говорит: "Желаю тебе, Антон, жену хорошую". И Славка тоже так говорил. Вот и нажелали... будет у меня жена хорошая, добрая и красивая. 

Катя улыбнулась впервые за вечер, ее карие глаза, казалось, засветились лучиками солнца. И ничего, что за окном давно темно, зато в душе разлился свет. 

- Обязательно поедем. И подарки ребятишкам купим. А овощи - это от них?

- От них, Альбина передала.

Катя посмотрела на пакет теперь уже по-другому. - Приготовлю завтра что-нибудь вкусное. - Она снова посмотрела на него с нежностью: - Ты даже не представляешь, как замечательно, что ты у меня такой... такой замечательный, такой настоящий.

Источник