Мы похоронили маму два года назад — сахарный диабет. Отец очень сильно тосковал по ней, не мог смириться с её уходом. Шутка ли, вместе больше сорока лет прожили. И вот однажды поздним вечером его сердце не выдержало. Пошёл к себе в спальню и возле кровати упал замертво. Смерть была мгновенной. Похоронили мы папу и остались вдвоём с сыном Антоном жить в родительской квартире.

Незадолго до девяти дней сижу я как-то в зале, составляю список всего необходимого, что нужно купить к поминкам. Поздно уже, Антоха спать ушёл, а мне что-то не хочется. И вдруг слышу шаги со стороны туалета. Ну мало ли, может, сын встал? И тут меня будто ледяным душем окатило... Это же папины шаги! Только он у нас так ходил, шаркая и припадая на правую ногу. Я в страхе замерла. Потом слышу — в сторону кухни идёт, остановился, и тут голос мамин:

— Слава, как же мы с тобой пойдём? Ты же голый!

А отец ей отвечает:

— А ничего, я ладошками прикроюсь, и пойдём.

Что тут со мной было! Я рванула к сыну, как ошпаренная. Так и спали в одной комнате. Вернее, я всю ночь лежала и глаз сомкнуть не могла. Уже потом, немного приходя в себя, я подумала — может быть, в морге, когда одевали папу, ему забыли надеть нижнее бельё? Почему мама сказала, что он голый? 

Неужели ранее умершие покойные могут приходить за своими новопреставленными близкими? Ведь получается, что мама пришла за папой... Ни до, ни после ничего странного в нашей квартире не происходило. Да мне и этого достаточно — такого страха натерпелась...

Источник