Уж как так случилось, но случилось. Девка красивая, молодая, в сарафане расписном, в аккурат под самый закат и у погоста оказалась. Толи спешила куда, а может, откуда возвращалась.

Справа болота, слева чаща. Стоит у границы, с ноги на ногу переминается. Страшно ей по земле могильной идти. Да тут, вроде кто-то есть. Смотрит, а там парень молодой, могилку чью-то правит. И как бы странно это не казалось, да всё как то спокойнее. Хотела девка подойти, да спросить. Но парень вроде сам спиной почуял, обернулся так резко, что она от неожиданности вздрогнула.

- Ты чего это тут, в такое время? – спросил парень. – Негоже красавице по погостам под ночь бродить. Хорошо, что я тут попался, а не какой ни будь…

- Мертвец? – закончила за парнем девка.

- Ну, пусть мертвец. Да только и пострашнее мертвецов есть. – блеснул ухмылкой парень.

- Да вот, на ту сторону мне надо. Да боязно. – говорит девка. – Может, ты проводишь меня.

- Да мне самому бы не хотелось мёртвых в ночи тревожить.

- И ты боишься?

- Я? Да я ничего не боюсь. Своё уж перебоялся. А вот тревожить покоящихся не хочется. Может, вокруг обойдём?

- Да долго очень, это только к утру управимся. Да и обувь у меня простая, через болота не пройду, а через чащу тем более.

- Ну, ладно. Идём. Ну, тогда как дойдём, ты меня поцелуешь. Меня Домжаром кличут. – ответил парень.

- Нежана я. Проведёшь, так и поцелую и чаем угощу. – улыбнулась девушка, обрадовавшись, что одной топать не придётся.

Ступила девушка на землю мёртвую. Поклонился парень могиле, что правил, да к ней вышел. Пошли по дорожке наезженной. Девица на камни серые, могильные озирается. Каждый шорох её вздрагивать заставляет.

- Чего ты так боишься? – спрашивает парень.

- Знамо чего. Мёртвых боюсь. – отвечает она ему.

- Мёртвых? А чего их бояться? Коль их не беспокоить, коль правила не нарушать, так и не случится ничего. – Домжар улыбнулся и взял девушку за руку.

- И откуда ты всё это знаешь? – спросила его Нежана.

- Да уж, много времени на погосте провёл. – ответил парень. - Хочешь расскажу?

Солнце уже прятало свои лучи за высокими деревьями. Над погостом появились первые клубы тумана, первые блуждающие огоньки. От этого всё вокруг ещё страшнее стало. Да только парень рассказывать принялся и Нежане как то и спокойнее.

На погосте все мы гости

Поговаривают, раньше погосты совсем рядом с деревнями были. Люди всегда дойти могли и усопших проведать. Да только люди забывали про правила. На погосте все мы гости. А гости не должны вести себя как им захочется. От того, может, мёртвые и обижались. От того, может, живых и гонять начали. Да это так, присказка.

Дед мой хранителем погоста был. Да так работу свою уважал, что почитай годков двадцать ещё исправно выполнял её после того, как помер. А никто и не знал о том. Да может и сам он не знал. Да вот, когда ещё жив был, много рассказывал про правила.

- Какие такие правила? – удивилась Нежана.
- Правила, которые для всех едины. – ответил Домжар. – Правила, которые соблюдать нужно.

Много дед про правила рассказывал. Например, что нельзя жалеть, если что мертвецу в могилу положил. Если что нашёл на погосте, там и оставь. И самое важное, нельзя на погосте есть или пить, как бы тебе не хотелось. Да вот, одну историю как раз про еду и рассказал.

Случилось парню одному друга схоронить. Ну и по старой дружбе навестил он как то могилу. Принёс хлеб и вино, как бы в угощение. Было раньше такое принято, еду на могилах оставлять. Поговорил с другом, будто живой он, погрустил и как бы с другом выпил и закусил. Два стакана налил, один на могилу поставил, а второй сам опрокинул. Попрощался и домой побрёл.

Домой вернулся, жену обнял, поужинал и спать. Да только сны ему тяжёлые снились. То будто на погосте он бродит, ищет чего. То, будто хоронят его, землёй засыпают. И то и вовсе, снится белиберда какая-то. Вроде черви плоть его жрут, да ему даже и не больно. И вот весь сон свой он жажду испытывает.

До утра промучился, а как глаза открыл, так и к воде. Пить так хотелось, аж язык к нёбу прилип. Напился вдоволь и вода такая вкусная показалась. И всё бы ничего, да голова болит, спасу нет. Умылся, вроде отпустило. Да только в отражение своё глянул и чуток опешил. Смотрит на него мужик незнакомый. Бородатый, с глазом хитрым. Вроде как посмеивается.

Ну, думает, всё. Надо бросать напитки злые пить, а то уже мерещится всякое. Да на том и успокоился.

- Так что? Я так думаю, не просто померещилось это? – поинтересовалась Нежана.
- А то. Если бы просто, я бы историю эту не рассказывал тебе. Не оступись, тут ямка. – подхватил за плечо девушку Домжар.

Так вот. День прошёл, как обычно. А с закатом ерунда какая-то начала происходить. Кажется ему, вроде кто-то рядом, кто-то шепчет чего-то. Очень ему варенья из шишек захотелось, хоть раньше терпеть не мог. Вроде как, нашептал кто, мол, поешь. А потом и вовсе голод такой пробился, что не остановить. Все запасы, что дома были, без разбора сметелил. На хлеб куски сала бросал, вареньем мазал и луком заедал. Грибы сушёные молоком размачивал, да мёдом запивал. А как наелся, к жене со своей любовью полез. Да столько её в нём образовалось, что до утра бабе своей покоя не давал. Даже спать не ложились.

Ну, следующий день почти также прошёл. Ел что попало, пил всё подряд, а к вечеру опять с этим делом к жене. Да только та вымотанная. Не подпустила к себе мужа. Так спать лёг.

Снится ему, как он по деревне гуляет, как к соседке входит да и особо без разговоров тетерить её начинает. Ну а чего? Та, баба видная. Мужик уж два года как дома не появлялся. Да и, всё же сон это. Во сне то что угодно можно.

Сон то оно сон, да только проснулся он у соседки своей. Перепугался страшно. Будить не стал, одёжу свою в охапку сгрёб да и бежать. Дома как в отражение взглянул, так и отпрыгнул. Смотрит на него мужик незнакомый и немым смехом заливается.

День прошёл, а к вечеру в голове шепчет кто-то. Говорит, что за деревню выйти нужно к месту, где раньше кузня была, что Вадиму покойному принадлежала. Та, что сгорела, как того собака загрызла. Найти место приметное надо и копать. Зачем копать, а и не пойми. Но, как собой не владея, лопату взял и пошёл.

Место то приметное быстро отыскал, копать начал. Перемазался весь, да нашёл сундучок доверху серебром набитый. Домой приволок и жене показал. Серебра там на две жизни безбедные хватит. Рассказал, чего с ним случилось странного, да та только рада. Вот так, на пустом месте разбогатеть, это дорогого стоит. Начала говорить, что это друг покойный подсказал. Слышала она уже историю одну, как мертвец другу своему помог богатство отыскать.

И вроде богато жить начали, да как то не вяжется всё. Ночами парень плохо спит, кошмары его донимают. Днями забывается. Пить начал много, злиться по пустякам начал. До этого никогда на жену руку не поднимал, а тут и замахнуться случилось. Ну, всё на то спускал, дескать, жизнь так резко поменялась, вот спокойствие и нарушилось.

Две луны так прошло. Измаялся весь. А как вторая луна истекла, так сон ему приснился. Вроде стоит он посреди погоста, а перед ним мужик тот, что в отражении ему чудился. Зовёт с собой прогуляться.

И вот, идут они по погосту, разговаривают. А этот всё благодарит парня, мол, если бы не ты, так бы бестелесным и страдал, голодом мучился и жаждой. Очень уж хотелось и вина испить, и вкусной еды поесть, и бабу объездить.

Обошли кладбище кругом, тут незнакомец и имя своё назвал. Вадимом его звали и был он тем самым кузнецом, которого когда-то псина загрызла. Злой мужик был, жадный, никого не боялся и всегда своего добивался. Подвёл Вадим нового товарища к могиле одной и как засмеётся. Пальцем указал да и сказал, что теперь в этой могиле жить ему.

Ну, проснулся парень в поту холодном. Кинулся на улицу, к кадке с водой. Умыться хотел. Как в отражение своё глянул, так и ахнул. Своё лицо увидал, такое, каким оно было. А ни чужое, ни Вадима. Да только не сразу понял, что не он в отражение своё смотрит, а сам он отражением и является. Смотрит из кадки на себя.

Посмотрел на то, как он ухмыльнулся, да и сделать ничего не успел. Перевернулась кадка и вылилась вода, а сам он оказался на погосте в тот же миг у той могилы, что во сне приснилась.

Потому что нельзя на погосте кушать и пить

- Так от чего так случилось? – спросила Нежана.

- А просто всё. – ответил парень. – Не каждый мертвец к Кондратию отправляется. У кого дела какие остаются, у кого сожаление. Кто и вовсе живоедом или бродячим мертвецом стать может. Да вот, у мертвяков таких тоска по жизни остаётся. Особливо по простым радостям, что мы при жизни и не замечаем. Например, покушать и выпить, любовь и ласку ощутить. А кому ещё чего. Вот и случается так, что зацепятся за кого и в тело живого проникнут.

- Это как так?

- Да просто всё. Не зря же правила такие, мол, нельзя на погосте кушать и пить, нельзя с собой что-то забирать. А уж тем более нельзя там шалостям и утехам придаваться. Вот этот, выпил и всё. Через стакан разум Вадима бестелесного и проник. Растворился в выпивке и внутри оказался. А там, дело за малым. Зацепился, закрепился да и занял тело.

- Вот как. А ты то, откуда в таких подробностях знаешь это? Как узнал, что несчастный этот во сне видел, что в отражении увидал? – насторожилась девка.

- Да потому что я тоже мертвяк! – выпучив глаза и высунув язык страшным голосом произнёс Домжар. Но, увидав, что напугал девку, засмеялся. – Да шучу я. Не пугайся. Дед мне мой это рассказал. У него ещё при жизни с мертвяками необычные отношения были. Говорил, что повелительница мёртвых ему дар дала, за то, что за погостом он ухаживает, как за садом собственным. Говорил, что может он с мёртвыми общаться.

Чаем напоить? Заходи в гости

Идут парень с девкой по тихому погосту, а тут уже и другая сторона. Да только девка как вкопанная встала. Смотрит на парня и в лице меняется. Бледная стала, напуганная.

- Ты чего это? – спрашивает Домжар.

- Вспомнила я. Пришли мы. – говорит Нежана и на могилу показывает. – Тут я похоронена. Да и не знаю, как забыть могла.

- Тут? Так значит, ты меня заманить хотела? – спросил Домжар взглянув на совсем свежую могилу. – Так, выходит, тебя это хоронили третьего дня.

- Нет. Не знаю. Знаю, что через погост пройти мне нужно было, да боялась я. А теперь ты меня проводил и не страшно мне. Но, беспокойно. Обратно то, тебе одному идти придётся. Может, спустишься ко мне? Я тебя чаем угощу. До утра переждёшь.

- Да уж нет. Нельзя на погосте кушать и пить. А ты не беспокойся. Беспокойства мёртвых и удерживают.

- Навестишь ли ты меня, когда-нибудь?

- Всё может быть. Я хоть и не обязывался за погостом следить, как мой дед, да всё равно прихожу и могилки правлю. Ты, главное, не уходи больше. Кто знает, чем твои прогулки для тебя и для живых обернутся.

Приблизилась девушка к парню и в щёку поцеловала его губами холодными. Да тот поцелуй как кожу его обжёг.

Подошла она к могиле своей, да как была, так сквозь землю рыхлую и провалилась. Постоял немного Домжар, холмик поправил и побрёл обратно.

Источник